Alt-J: «Мы много размышляем на тему смерти» (interview by #Stereoigor)

Лауреаты Mercury Prize 2012, кумиры новой волны самых придирчивых меломанов Alt-J в июне 2017 выпустили третий лонгплей. Первым СМИ в Украине, которое рассказало об Alt-J (в мае 2012), было радиошоу STEREOBAZA. Наверное, вполне закономерно, ведущий аудио журнала — Игорь Панасенко aka Stereoigor — стал также и первым украинским журналистом, взявшим интервью (к слову, «выездное») у обоих фронментов-основателей Alt-J. Stereoigor побеседовал с Джо Ньюманом и Гасом Ангером-Гамильтоном о новом альбоме и депрессии, кровожадных видеоклипах и теме смерти.

Stereoigor: — Давайте начнём с ваших первых релизов: в 2012 меня впечатлил ваш видеосингл Breezeblocks. Стои́т ли за его сюжетом клипа какая-то реальная история?

Джо:— Нет, мы всегда даём режиссёрам наших видеоклипов полную свободу действий: придумать идею и воплотить её. Мы пишем музыку, а затем хотим «услышать» интерпретацию другого творца, которая эстетично смотрелась бы в клипе. Мы не хотим сами попадать в видео или изображать исполнение песни в клипе. Это был полный карт-бланш — снять такой видеоклип, который захочется. Например, в этом клипе мне нравится, что эта история, вымышленная, раскручивается в обратном направлении. Это хорошее видео!

Можно сказать, что ваш третий альбом — Relaxer —звучит красиво, но несколько депрессивно. Однако, смотрю на вас, вы не очень-то похожи на депрессивных людей. С чем связаны такие изменения Alt-J?

Гас: — Я думаю, дело в том, что мы пытаемся избегать обсуждения тем, связанных со смертью, любовью, потерями и тому подобным — как это было в двух первых наших альбомах. Я думаю, этот альбом определённо мрачный. Джо, ты согласен?

Джо: — Да.

Гас (смеётся): — Хороший мальчик! Так что этот альбом о некоторых размышлениях, о которых иногда стараются не говорить

 

Продолжая тему видео: в клипе In Cold Blood у вас снова затронута тема смерти. Это настолько важно для вас? Ещё там звучит голос рассказчика, на роль которого вы выбрали Игги Попа. Почему его?

Гас: — Касательно темы смерти: на мой взгляд, это та тема, над которой мы постоянно и много размышляем. Это проявляется во многих аспектах искусства.

Относительно видео — немало клипов содержат много сцен насилия, поскольку это такая шуточная и вполне безопасная зона для исследования жестокости и смерти. В нашем видеоклипе обыгран такой фейковый реквизит — искусственная кровь, оружие, пронзённые тела.

Знаешь, в школьном возрасте многие увлекаются компьютерными играми, где ты мгновенно можешь «убить» множество других людей, где все эти взрывающиеся головы. Наверное, это видео — такой возврат к ребячеству.

Ну а почему Игги Поп? Мы слушали его удивительный голос на британском радио. Отсюда наша такая к нему привязанность.

Скажите, вы ощущаете ли вы определённое давление успеха, и как вам работалось над новым альбомом? Не «давил» ли на вас лейбл?

Джо: — Работалось хорошо. Не думаю, что мы чувствовали или находились под давлением. Мы — довольно трудолюбивые и основательные ребята: постепенно накапливали идеи, записывая их на мобильные телефоны и в ноутбуки прямо в тот момент, когда они приходили нам в голову.

Мы считаем, что если спланировать и расписать все детали следующего альбома заблаговременно, то в процессе записи ни о каком давлении не будет идти и речи — ты знаешь, что нужно делать, и идешь к намеченной цели.

Нас очень вдохновляло то, что мы делали, продвигаясь к нашему третьему альбому
Меня увлекла реализация вокальных и гитарных идей.
По-моему, когда ты вдохновлен, то меньше нервничаешь, потому что понимаешь, что делаешь что-то важное.

Давления со стороны рекорд-лейбла не было: если бы мы были подписаны на импринт, которому не понравилось бы то, что мы делаем, ситуация была бы хуже, потому что лейбл и менеджмент заставили бы нас делать то, что нам не нравится, вот тогда уже речь шла о давления. А так, все прекрасно, у нас полное взаимопонимание с лейблом и менеджментом. Мы знаем, что мы делаем, и нам нравится то, что получается.

После окончания тура, посвященного второму альбому Alt-J This Is All Yours, вы взяли довольно продолжительную паузу, прежде чем начать работу над третьим лонгплеем Relaxer…

Джон: — Да, у нас был большой перерыв. Когда мы закончили тур после второго альбома, мы взяли паузу.

Гас: — Мы закончили тур в декабре 2015. И примерно первую половину 2016 у нас был перерыв, после которого мы снова вернулись в студию, летом 2016-го. Так что у нас был примерно 6-месячный перерыв.

Есть ли пожелания со стороны лейбла или менеджмента, какие песни вам играть вживую? Или, скажем, «по требованию» публики? Существует же, например, практика «выбора» песен фэнами.

Гас:— В туре мы не особенно меняем набор композиций от концерта к концерту. Дело в том, что у нас довольно массивное световое шоу, весьма специфическое, и оно очень привязано к определённому сет-листу. Поэтому для команды светотехников это будет очень сложно, если мы каждый раз будем изменять порядок песен, «принимая заявки». Мы стараемся изначально делать сетлист актуальным, и на протяжении нескольких месяцев тура он не меняется.

Для текущего тура Alt-J вы существенно изменили декорации на сцене. Вам просто захотелось что-то поменять, или это связано с музыкальной концепцией альбома Relaxer?

Гас: — Я думаю, хорошо иметь нечто новое. Альбом послужил вдохновением для создания нового дизайна. Но это не «влияние альбома» в буквальном смысле на то, как выглядит сцена, и не какая-то прямая визуальная связь с альбомом.

В альбом Relaxer вы включили кавер-версию знаменитой песни House Of The Rising Sun. Что побудило вас это сделать?

Джо: — Я думаю, House Of The Rising Sun — это песня, на которой мы выросли. Она вдохновляет тебя. Лично для меня она явилась одним из моих первых введений, по сути, в рок-музыку. И, мне кажется, это навсегда остаётся с тобой. Когда я сочинял, ко мне просто «пришли» гитарные аккорды House Of The Rising Sun, но ты же не можешь заново сочинить уже написанную песню, поэтому хотелось записать кавер.

На самом деле и текст этой народной песни повлиял и на то, какие песни получается сочинять.

Гас: — Мы не считаем себя фолк-группой, поэтому было интересно сделать эту кавер-версию этой очень-очень известной фолк-песни

 

В песне Hit Me Like That Snare звучит несколько двусмысленный звук, предположительно, звук  японского происхождения — как вы это записывали?

Джо: — Это сэмпл. Мы взяли его, потому что такой звук трудно воспроизвести заново.

В группе Alt-J вы — два вокалиста. Тем не менее, в новом альбоме вы добавили ещё и приглашённую певицу – Марику Хэкман. Как она попала в поле вашего внимания?

Гас: — О Марике мы узнали какое-то время назад. Её записи продюсирует ЧАрли Эндрю, и он также является нашим продюсером. Мы и она часто играли на одних и тех же фестивалях, до этого были знакомы лично.
Она спела для трека Last Year. Марика поддерживала нас в туре после нашего второго альбома. Мы с ней в хороших, дружеских отношениях, так что организовать это оказалось нетрудно: она записалась для нас в студии в Лондоне.

У Alt-J довольно много «хитовых» песен в первых двух пластинках, материал лонгплея Relaxer, скажем так, менее «хитовый». Насколько хорошо он сочетается с прежними композициями? Вы довольны тем, как публика воспринимает материал вашего нового альбома?

Гас: — Да! Например, In Cold Blood. Её очень хорошо принимают. я бы даже сказал, лучше наших старых песен — во всяком случае, на концертах и фестивалях, где нам довелось отыграть.

Песни «3WW» и «Deadcrush» людям тоже очень нравятся. Приятно видеть, как на концертах люди с упоением принимают наши новые композиции наряду со старыми песнями, с той же Breezeblocks и другими. Мы очень довольны, как люди реагируют на наши новые песни.

 

Текст: Игорь Панáсенко aka Stereoigor

 

Смотрите также интервью Игоря Панасенко aka Stereoigor с фронментом Depeche Mode Дейвом Гааном, взятое в Милане, Италия (2017):

Поделиться: