Erol Alkan: «Нужна особая искра, которую несёт в себе музыка»

В 2003 по выбору журнала Muzik — “Best Breakthrough DJ”.
в 2006 — награда «DJ года» от Mixmag

Голосованиями Datatransmissions, альтернативного DJ Mag рейтинга британских ди-джеев — лучший ди-джей года подряд: в 2008 и 2009.

Наш стереогость — музыкант, продюсер, ди-джей Эрол Алкан (Erol Alkan).

Также известен как Mustapha 3000 и половина дуэта Beyond The Wizards Sleeve.
Турок-киприот, ди-джейскую карьеру начал в Лондоне в 1993.

В 1995 основал собственное клубное движение — Going Underground. В 1997 Эрол перезапустил клуб под новым именем: Trash. На протяжении нескольких последующих лет Trash стал одним из влиятельных в Лондоне клубов — до его закрытия в 2007 в нём выступили Klaxons, Peaches, Bloc Party, Yeah Yeah Yeahs, Electric Six, LCD Soundsystem.

В 2007 Эрол Алкан запустил собственный рекорд-лейбл Phantasy.

Stereoigor: — Эрол, в твоей  дискографии, кажется,  больше вдохновения для производства новых ремиксов, чем для записи собственного студийного материала. Это так и есть?

Эрол Алкан: — Это очень разные вещи — работа над ремиксами и сочинение собственной музыки.

Ремикширование для меня – это процесс отбора составных частей, компонентов чего-то и, затем, размещение их в соответствующем порядке.

А сочинительство – это создание чего-то с самого начала, целиком, как бы из разных частей своего мозга.

При этом, когда я ремикширую треки, я начинаю ощущать определённую причастность и родство с той музыкой, которую пишут другие люди.

Но, в любом случае, и то и другое, конечно, требует времени и вдохновения, которое нужно и там, и там. Поэтому я скажу даже, что это различные виды вдохновения.

Иногда, слыша какой-либо трек, ты мгновенно понимаешь, куда ты хочешь вывести его, ну а при сочинении собственной композиции, обычно, результат является более непредсказуемым.

 

Несколько лет назад я встречался с Питером Крюдером и Ричардом Дорфмайстером. Они в своё время сделали потрясающий ремикс на “Useless” для Depeche Mode, который вначале категорически не понравился Мартину Гору и Энди Флетчеру Однако в интервью 2011 года Флетчер сказал мне, что они с Мартином никогда такого не говорили, и этот ремикс считают теперь вообще одним из лучших. Были ли подобные забавные истории у тебя в карьере?

— Ну, у меня скорее были истории, связанные с процессом работы над ремиксами. Например, группе Tame Impala не понравился мой первоначальный ремикс, после чего я его переделывал – и так происходило 6 раз, пока, в конце концов, не получилась подходящая версия.

Когда я делал ремикс “Do You Want To” для Franz Ferdinand, рекорд-лейбл хотел его изменить – а именно, добавить туда вокальную партию, чтобы там обязательно звучал голос, но это не сработало, потому что звучало не очень.
Но, пожалуй, за всё время у меня не было ни единого случая, к счастью, чтобы кто-то остался недоволен и сказал что «это никуда не годится».
И тут есть одна важная вещь, которая меня делает счастливым – это то, что меня никто не «редактирует», кроме меня самого. И я думаю, что это правильно.

У тебя есть блистательный мэшап “Blue Monday” New Order с хитом Кайли Миноуг “Can’t Get You Out of My Head”. Я слышал, Кайли он очень понравился. Она его восприняла хорошо с самого начала?

— Да, она даже именно в этой версии исполнила его тогда на церемонии награждения Brit Awards.

А вы лично встречались с Кайли?

— Нет, с Кайли мы не виделись, но вскоре после этого я пересекался с Кэйти Деннис (Cathy Dennis), автором этой песни. Честно говоря, я ощущаю некоторое сожаление, что оказался вовлечён в это. Поначалу мне было даже очень интересно поработать с массовой поп-культурой, но со временем я почувствовал определённый дискомфорт.

А  как сами New Order отреагировали на этот мэш-ап, тебе известно?

— New Order он тоже очень понравился, мне об этом сказали. Причём не просто понравился —  они даже запросили акапельную партию Кайли, чтобы в таком виде исполнять её на концертах – то есть пускать вокал «поверх» своего “Blue Monday”.

Эрол, какие планы по релизу твоего собственного материала – сольно, или, может быть, в коллаборации с кем-то?

— Да, у меня есть сейчас несколько вещей, которые мне предстоит закончить. Но я пока не знаю, как, в каком виде я их представлю. У них разный подход в продакшне – кое-что предназначено для клуба, остальное совсем не для клуба. Но мне предстоит их ещё довести до конца и решить, как именно я буду их представлять.

 

Эрол, означает ли то, что ты сказал, возможность издания нового материала в виде твоего полноформатного студийный альбома?

— Пока ещё не знаю. Наверное, это не самая лучшая идея сейчас издавать полноформатный студийный альбом, может быть, вообще стóит выпустить в формате ай-пода…

Как ты думаешь, не пришли ли мы, наконец, к той точке, когда индустрия «полноформатных альбомов» умирает?

— Нет, я не думаю, что она умирает. Множество людей продолжает следовать ей. Люди вполне довольны тем, что есть запись со, скажем, тремя-четырьмя синглами или просто крепкими песнями, которые годятся для радио и всего остального…

Ну при этом куда девать филлеры? 3-4 хита – и остальное просто «наполнение» — по-твоему, не устала ли от этого аудитория?

— Я согласен с такой твоей оценкой ситуации – действительно, рекорд-лейблы охотно идут на то, чтобы выпускать альбом с тремя-четырьмя сильными песнями. Но это также полезно с точки зрения узнаваемости — так группам, исполнителям «легче» заявиться.

Эрол, какой самый трудный ремикс был в твоей карьере?

Пожалуй, Tame Impala — мне пришлось шесть раз переделывать его.

Дафт Панк — потому что у меня не было разведённых треков, в связи с тем, что они закрыли студию вместе со всеми записями. Так что мне нужно было «нарезать» трек прямо с компакт-диска с их альбомом. Пришлось самостоятельно создавать кусочки, из которых потом создавался ремикс.

И ещё один ремикс для Franz Ferdinand – но не тот, о котором я упомянул, а второй, УлисИз (Ulyssyss), который мы делали вместе Ричардом Норрисом, моим коллегой по группе Beyond The Wizard’s Sleeve.

В процессе мы придумали несколько абсолютно разных вещей, и в конце уже даже не очень знали, что со всем этим нам делать. У нас тогда столько всего получилось, что мы буквально погибали от количества вариантов
В процессе нам было легко – но потом нужно было следовало выбирать, на чём же мы в конце концов останавливаемся, и вот это оказалось наиболее  мучительным для нас.

 

Эрол, были ли такие треки, услышав которые, тебе сразу захотелось  сделать на них ремикс?

— Вообще-то я не слышу треков, на которые мне хочется делать ремиксы – в том смысле, что меня обычно просят сделать ремикс.

Но когда-то я услышал Коннана Мокасина на своём лейбле и я мог выбрать любой его трек для ремикса, я выбрал “Unicorn In Uniform”. Однако, когда я послушал разведенные треки, то «не услышал» ремикса в своей голове.

Вместо него я взял композицию “Forever Dolphin Love”.

В чём, в нескольких словах, творческая разница между твоими проектами Mustapha 3000, Beyond The Wizards Sleeve и, собственно, Эролом Алканом?

— Mustapha 3000 мёртв. Это определённое отличие.

Beyond The Wizards Sleeve это общий проект, который мы делаем вдвоём с Ричардом Норрисом.

Ну, а внутри Эрола Алкана – находится много очень разнопланового. И в этом, скажу, лежит определённая проблема.

Ты – своего рода икона ди-джейского стиля для многих лучших мировых ди-джеев. А кто из фигур, деятелей являются для тебя ориентиром?

— Заслуги в ди-джеинге я как-то не воспринимаю слишком всерьёз. Ди-джеинг это своего рода передышка или развлечение.

Есть множество ди-джеев, которые мне нравятся. Но я зачастую их не распознаю – мне просто нравится, что они играют, некоторых я слышал, но я так и не знаю, как их зовут.

Достижения в ди-джейской профессии зачастую связаны с довольно негативными вещами – всё это безумие с личными самолётами, употреблением наркотиков, всей этой рок-н-ролльной чепухой и пафосом, ди-джейской супер-звёздностью…

Для меня это – отступание от фундаментальной основы, ради чего ты хочешь играть музыку людям.

К примеру, радио-джеи – такие, как Джон Пил, Кенни Эверет и другие — были по-настоящему увлеченными людьми. Они представляли новую музыку, обладали прекрасным музыкальным вкусом. Я хочу сказать, что эмулировать вкус трудно, если у вас его нет. Отбирать материал тоже нелегко, или адекватно оценивать музыку, например, если ты принял наркотики.

Для музыки нужна естественная любовь.

Нужна та особая искра, которую ощущаешь, и которую вообще для меня несёт в себе музыка.

 

Текст: Stereoigor (Игорь Панáсенко)

Поделиться: