Джеймс Лавелл / U.N.K.L.E: «Иногда мы что-то делали просто как «F*ck You!»

Джеймс Лавелл — британский музыкант, продюсер, DJ, ремиксер. В 1992 году основал рекорд-лейбл Mo’Wax, где издавались DJ Krush, Luke Vibert, DJ Shadow.

Andrea Parker и французький дуєт Air.

В 1994 вместе с Тимом Голдсвуорти, известным затем как бас-гитарист LCD Soundsysytem, основал группу UNKLE (U.N.K.L.E.) при участии DJ Shadow.

В портфолио ремиксов Джеймса — работы Blur, Massive Attack, того же DJ Shadow, Garbage, Beck, Oasis, Depeche Mode, Metallica, Queens of the Stone Age, Роберта Планта.

С одним из самых влиятельных мировых саунд-продюсеров мы поговорили о лейбле Mo’Wax, отношениях с бывшим компаньоном и авторитете Massive Attack.

Джеймс, давай начнём с отправной точки UNKLE: в 1998 для вашей дебютной пластинки  “Psyence Fiction” спели Том Йорк из Radiohead, Ричард Эшкрофт из The Verve, Иэн Браун из The Stone Roses. Как удалось привлечь их всех для работы с тогда ещё совершенно неизвестным проектом UNKLE?

 

— Мы были очень молоды в то время, когда познакомились. Когда мы начали процесс записи материала для альбома “Psyence Fiction” (Сайнс Фикшн), то ни Ричард Ашкрофт, ни Том Йорк ещё не имели того мирового успеха, который пришёл вскоре

 

— Разве? К 1998 году и у the Verve, и у Radiohead уже было, кажется, по три лонгплея

 

— Да, но не забывай, что для альбома “Psyence Fiction” записи делались намного раньше 1998 года. Но и, кроме того, мы тусовались все вместе: множество молодых исполнителей в Англии знали друг друга, много общались между собой. Таким образом, то, что потом все вместе собрались и участвовали в записи этого альбома, оказалось вполне естественно.

Я полагаю, ты также дружи с бристольцами Wild Bunch?

 

— Нет, я не тусовался с Wild Bunch, я тусовался с Massive Attack

 

Massive Attack же и входили в Wild Bunch, разве нет?

 

— Да, Massive Attack были в свое время частью Wild Bunch, и моей мечтой было увидеть Wild Bunch, но я тогда был ещё совсем юн. Мы познакомились и подружились с Massive Attack уже позднее.

 

Я слышал, что Tricky Massive Attack расстались, вроде бы, не очень хорошо?

 

— Мы, практически, выросли все вместе. Все наши отношения похожи на то, как знаешь, быть братьями и сёстрами одной семьи, внутри которой получились и Massive Attack, и лейбл Mo’Wax. И во всех смыслах этот прорыв был похож, как бы сказать… На большой взрыв, когда ты ещё очень молод. Но в каких именно сейчас отношениях Трики и Massive Attack я, по правде говоря, не знаю. Лучше спросить об этом их, ведь я не часть их команды.

Джеймс, огромная часть твоей музыкальной карьеры — это продюсирование ремиксов. У продюсеров, с которыми я встречался, например, Эрол Алкан, Kruder & Dorfmeister, всегда есть пара историй о том, как музыканты иногда неожиданно реагируют на новые версии.  Случались ли подобное с тобой?

 

— Ну, прежде всего, ремикс — это как бы твоя собственная интерпретация чужого произведения. И иногда это видение существенно отличается от того, что придумал и сделал музыкант. К примеру, я делал ремикс для U2, довольно непростой, но он им не понравился, и мы больше с ними не виделись. У меня, по-моему, даже копии не осталось.

 

А можешь сказать, на какую именно песню U2?

 

— Это “Wake Up Dead Man”. Ещё как-то сделал ремикс для Prodigy, который не вышел. Ну, так бывает (смеётся).

 

Garbage

Группы, подобные Massive Attack, Depeche Mode – сами связываются с тобой, чтобы ты ремикшировал из песни?

 

— Да, именно так. Только, знаешь, я всё же из хип-хопа, и это сказывается на звучании и моём видении музыки. Также я связан с хаус-музыкой — для меня это вполне естественно, ведь я и ди-джей, и потому заинтересован в ряде эксклюзивных ремиксов, которые потом смогу сыграть в своём сете. Ну, а, по-честному, меня всё-таки больше всего вдохновляют ранние хип-хоп ремиксы и такие люди, как DJ Premier, к примеру.

 

Имеются ли среди десятков или даже сотен сделанных тобой ремиксов наиболее любимые ремиксы, которые, ты считаешь, получились лучше всего?

 

— Ну… Это The Verve, “Bitter Sweet Symphony”, крепкий ремикс для Иэна Брауна на “Fear”.

Ещё CAN с «Витамином С» получился очень прикольным.

И Queen of the Stone Age — довольно хороший ремикс на их “No One Knows ”. Пожалуй, это пара те, кого могу назвать навскидку.

 

The Verve

Я обратил внимание, что для названия ремиксов ты чаще используешь бренд UNKLE, но иногда маркируешь и как Джеймс Лавелл. С чем связан этот выбор?

 

— Это связано с тем, что с недавних пор я решил поработать немного так сам, сделав небольшую передышку для UNKLE. Но, забегая вперёд, скажу, что через примерно пару месяцев я собираюсь выпустить новый ремикс от UNKLE.

А как обстоят дела с альбомным материалом для UNKLE? С 1998 каждые года три выпускались новые альбомы UNKLE. После выхода “Where Did the Night Fall” как раз прошло более трёх лет. Рискну спросить, какие планы по выпуску нового альбома?
— Да, действительно, такие планы у меня есть. Я рассчитываю, что новый альбом АНКЛ появится в 2014. Также до этого у нас вышло специальное переиздание дебютного альбома “Psyence Fiction”.

 

Ты уже можешь сказать, кого из приглашенных артистов мы на нём услышим?

 

— Нет. Я, на самом деле, пока сам ещё точно этого не знаю. Но у нас уже есть около 18 песен.

 

Твоим партнёром по MoWax был Тим Голдсуорти. Позднее он с Джеймсом Мёрфи основал DFA Records. Что сейчас вас связывает?

 

— С Тимом мы больше не партнёры, но у нас вполне нормальные отношения. На следующий год мы готовим книгу о Mo’Wax — это история лейбла, как раз посвященная 21-ой годовщине Mo’Wax. Тим тоже вовлечён в этот процесс, всё получается здорово. Мы ведь познакомились с Тимом в 18-летнем возрасте, многое придумали и сделали вместе. Так что всё будет круто и на этот раз.

 

Если бы лейбл MoWax существовал до сих пор, как ты думаешь, какова бы была его стратегия и философия?

 

— Я думаю, сейчас это был бы снос барьеров и инициирование новых идей. Тогда мы были юными, и потому иногда что-то делали просто как: “F*ck you!”. Но мы уже не юные, поэтому всё уже не так просто.

Сейчас, как я сказал, у нас в планах выпуск книги, а также мы готовим специальную выставку, посвящённую Mo’Wax. Возможно, я буду связан и с фестивалем Meltdown — в этом году его делала Йоко Оно.

 

Вопрос запоздалый, но всё же… Для тебя трудным решением было оставить MoWax – такую важную часть твоей жизни?

 

— Это было уже давно, я продал Mo’Wax 12 лет назад. Но я очень рад и благодарен, что мне посчастливилось познакомиться и поработать со множеством прекрасных людей. Так что сейчас у нас есть возможность это признать, отпраздновать и двигаться дальше.

 

 

Текст: Stereoigor (Игорь Пана́сенко)

Поделиться: