of Montreal: «Я пытался избегать того, чтобы писать о своей личной жизни»

of Montreal: музыкальный проект из города Афины, американский штат Джорджия.
20 лет карьеры. 14 студийный альбомов.
И при этом — ни одного личного интервью украинским СМИ.
STEREOBAZA исправляет ситуацию: чтобы добыть это интервью, Stereoigor (Игорь Панáсенко) совершил музыкальную экспедицию.
of Montreal основан музыкантом, продюсером и сонграйтером Кевином Барнсом. Назван в честь девушки из Монреаля, в которую когда-то безответно был влюблён Барнс.

Stereoigor: — Кевин, давно хотел тебя спросить, наверняка, часто тебя об этом спрашивают.В названии своего проекта ты увековечил память о своей неудачной любви. Это было уже довольно давно – но ты продолжаешь болезненно переживать и думать о той женщине из Монреаля?

 

Кевин Барнс: — Ну, знаешь, уже нет, на самом деле. Это то, что оставлено далеко позади, глубоко в прошлом. Остались какие-то воспоминания, но они порой не кажутся даже реальными.

 

Тем не менее, твоя группа носит это имя, получается, ты продолжаешь «нести» эту энергию, эту эмоцию…

 

— Думаю, наверное да. Это больше про тот первый глубоко печальный опыт, разбивающий сердце.

 

let’s relate

Кевин, вполне же очевидно, что of Montreal — это абсолютно «твой» проект.
И в новом альбоме  
Innocence Reaches опять же твои песни. Почему ты продолжаешь деятельность группы, а не издаёшься просто сольно, как обычно в таких случаях делают музыканты?   

 

— Я думаю, мне просто будет скучно записывать всё одному. Да и довольно «одиноко» работать так — получается, бесконечно повторяешь сам себя. Пластинка “Paralytic Stalks” 2012 была последней работой, когда большую часть всего я сделал сам, пригласив для записи сессионных музыкантов. Я отправлял им в цифровом виде фрагменты, которые им нужно было записать, и они, затем, присылали мне эти записи обратно.

Так я приобрёл опыт, благодаря которому решил собрать новую группу, которая будет ездить со мной в турах. Мы уже записывались вместе, и так получается более концентрированный материал: когда каждый привносит свою лепту в звучание и помогает мне  с продюсированием.

Это лучше, чем «одна голова»: так привносится элемент неожиданности и добавляется то, чего я никогда, наверное, не сделал бы в одиночку, без индивидуальных талантов других личностей.

Ну и, в конце концов, мне нравится записывать музыку в одной комнате с другими музыкантами, все вместе, «вживую». То, чего невозможно добиться, когда ты пишешь одну звуковую дорожку за другой, конструирую песню.

Мне нравится, когда всё происходит в реальном времени, включая даже «партию метронома». Так работать получается гораздо быстрее.

 

Bassem Sabry

 

Кевин, если of Montreal продолжает перерастать из «ансамбля одного тебя» в группу. Как ты делегируешь задачи другим музыкантам, кому и за что отвечать в новой группе?  

 

— Знаешь, это отчасти происходит само собой, когда люди находят в себе то, что у них получается лучше всего и что им больше всего по душе, и вносят это в общий процесс. Мы имеем схожие точки зрения на очень многие вещи, связанные, в том числе, и с пониманием музыки.

Мне очень приятно работать с такими людьми. У нас достаточно высокий уровень коммуникации, и мы можем запросто делиться любыми идеями, зачастую абстрактными.

 

it’s different for girls

 

На сцене of Montreal исполняют эпические концерты, и, как я читал, ты избегаешь того, чтоб выглядеть аутентично, естественно. При этом твои песни, особенно в последних альбома, звучат довольно искренне-интимные. В этом же есть явное противоречие между тем, как выглядят твои шоу и тем, о чём ты поёшь в своих песнях.

 

— Ну, честно говоря, и концерты бывают разными: одно дело выступать на огромном фестивале, другое – в небольшом клубе. Задача — сделать концерт визуально более интересным и насыщенным. Поэтому у нас есть  пара актёров-исполнителей для сцены, которые время от времени помогают нам преодолевать чрезмерную статичность наших выступлений, как бывает у рок-групп, ну, знаешь такое обычное «ту-ду-ду-ду».

 

То есть никакого отношения к текстам песен это не имеет?

 

— Я стараюсь всё-таки не превращать это в Театр рок-н-ролла или разыгрывать рок-оперу. Я не пытаюсь быть привязанным к тому, что в этот момент происходит на сцене. Зрители вполне естественно могут сами уловить такую связь, если захотят.

Есть такие… мощные моменты в песнях, когда люди вскидывают руки, какие-то моменты более театральные. Скорее, это следование не текстам, а самой музыке.

 

Кевин, ты продолжаешь осознавать себя «рассказчиком», таким музыкальным «сторителлером»?

 

— Думаю, больше уже нет. Был период, когда я пытался избегать того, чтобы писать о своей личной жизни, и в течение какого-то времени это был интересный опыт. Затем я всё-таки вернулся к тому, чтобы моя музыка была больше связана с моей жизнью.

 

 

Расскажи о новом альбоме, чем он особенен? Отобразился ли в нём то, что вы с женой Ниной (с которой состояли в отношениях много лет)  разъехались? Что можешь сказать о звучании?

 

— Мне хотелось создать альбом, который будет отличаться от прежних записей of Montreal. Я довольно много внимания уделил нашим взаимоотношениям с Ниной в предыдущей пластинке, так что не думай, будто это альбом, посвящённый разводу. В нём объединено много глубоких абстрактных вещей. В музыкальном плане — он очень свежий и непредсказуемый.

 

Твой брат Дейвид Барнс выступал арт-директором для группы of Montreal. Как тебе такая близкая работа с ближайшим родственником? 

 

— Я думаю, это очень хорошо, потому что так я могу сконцентрироваться именно на музыке, потому что он не является музыкантом, а я наоборот — не являюсь визуальным артистом.

Иногда у нас кардинально разные взгляды на задумки. Потому у нас, бывает, звучит: «Давай так: я займусь своим делом, а ты — своим». Так что я даю ему полную свободу выбора. Иногда мы совершенно одинаково смотрим на то, что делаем, но чаще, всё же, я настолько связан с музыкой, что мне не до того, чтобы вникать ещё и в визуальную часть. Тут я всецело полагаюсь на него, и он отлично справляется.

 

MGMT

 

MGMT выступали на разогреве перед концертами of Montreal. Кевин, скажи, это правда, что обсуждался и совместный музыкальный проект с MGMT?

 

— Да, с Эндрю из MGMT мы знакомы очень много лет. У MGMT как раз состоялся EP-релиз. Мы довольно близко сошлись с ними, и обсуждали наш совместный проект, но вскоре у них стремительно возросла популярность, а вместе с нею и занятость, поэтому наша общий замысел так и не реализовался. Мы хотели записать 7-дюймовку и выпустить её на лейбле Polyvinyl, и я должен был начать готовить для неё 4 трека.

 

 

Of Montreal существует уже 20 лет, ты продолжаешь придумывать новую музыку, выпускать альбомы. Как тебе удаётся набираться вдохновения?

 

— Мой мозг вполне естественно и непрерывно и работает в этом направлении. Мне кажется, существует довольно много предсказуемой, скучной музыки. И вот как раз предсказуемости я стараюсь всячески избегать: и в аранжировках, и в мелодиях, и в структуре песен.

Так, на самом деле, гораздо проще: не иметь жёстких правил, когда ты пишешь, сочиняешь текст и музыку. И так получается гораздо быстрее и лучше, нежели пытаться чему-то соответствовать — каким-то сложившимся шаблонам каких-то известных или поп-песен.

Я как-то стараюсь не думать о том, как эта песня будет слушаться. Я просто делаю то, что мне нравится и так, как считаю верным.

 

Текст: Stereoigor (Игорь Панáсенко)

 

Поделиться: