WhoMadeWho: «Мы воспеваем жизнь!»

Первое интервью с Йеппе Кьёлбергом из датского трио WhoMadeWho у автора STEREOBAZA состоялось в году 2006, когда группа только собиралась записывать второй студийный альбом “The Plot”. Мы беседуем с фронтменом Йеппе Кьёлбергом и вокалистом/бас-гитаристом Томасом Хюффдингом о новой пластинке WhoMadeWho «Dreams» (2014) и киевских впечатлениях, о том, чем Украина похожа на Мексику, о видео-юморе и об испорченности датчан, а также почему музыкантам пришлось полностью раздеваться зимы.

АУДИО-версия интервью:

Йеппе, расскажи, как строилась работа над вашей новой пластинкой “Dreams”?

Йеппе Къельберг: — Как обычно, мы собираемся в студии и пишем новые песни. У нас было более полутора десятков новых композиций, из которых мы отбирали материал для новой пластинки. Нам далеко не сразу нравится то, что получается, поэтому мы продолжаем усовершенствовать песни снова и снова, пока они, наконец, не будут звучать так, как хотим.

Йеппе, Я слышал, что два предшествующих альбома WhoMadeWho — “Knee Deep” и «Brighter» — задумывались как «один — рок-альбом, один — поп-альбом». Так и было?

Йеппе: — Идея была в том, чтобы один альбом сделать экспериментальным, а другой — попсовым, с крепкими поп-песнями.

“Knee Deep” был более экспериментальным альбомом?

Йеппе: — “Knee Deep” получился такой записью, которую мы делали «играючи», получая удовольствие от самого процесса создания музыки. “Brighter” же мы записывали с целью получить этакий «песенный» альбом. Процесс записи “Knee Deep” нас очень вдохновил, как вдохновило и исполнение этой музыки «вживую». Мы прониклись настроением записать новую пластинку — игривую, весёлую, и, при этом такую, в которой игривость этих песен была на новом уровне.

У вас в сдвоенном видео “Running Man / The Sun” есть тонкие саркастичные детали — «Пирамида само-актуализации Барфода» и якобы его книга о жизненном успехе. Плюс остроумно развивается тема кризиса 40-летнего возраста. Чья это была идея? Она вызрела внутри WhoMadeWho или вам её целиком предложили клипмейкеры?

— Мы всегда принимаем участие в создании видео. Это является продолжением группы, её видения. Конечно, у нас понимание того, каким может быть клип. Например, в видео “Keep Me In My Plane” снялся наш участник Томас Хюффдинг. В “Every Minute Alone” сыграл я. А двойное видео “Running Man / The Sun” — с Томасом Барфодом. В этом как раз и идея — в каждом видео фокусироваться на каком-то одном из участников группы. Книга в клипе, конечно, фейк, но мне нравилась идея создать нечто драматичное, но при этом не основанное на реальных событиях. И одну из главных ролей в видео “Running Man / The Sun” сыграл парень-актёр из Дании.

Ты шутишь? Я был уверен, что это ты!

Йеппе: — Да-да, парень действительно выглядит как я, очень похож, но это правда не я. Мы намеренно добились такого точного сходства, чтоб он выглядел похожим на меня, но это на самом деле это приглашенный актёр.

WhoMadeWho самостоятельно продюсировали пластинку «Dreams»?

Йеппе: — Да. Полностью. У нас есть достаточный опыт продюсирования и чувство того, как это должно звучать.

В декабре 2013 WhoMadeWho представили видео “The Morning”, в создании которого могли принять участие все желающие. От видео-добровольцев требовалось одно: выслать группе изображения того, как люди выглядят утром. Коллаж фотографий и коротких видео-фрагментов стал официальным видео для сингла “The Morning”, предварявшего пятый лонгплей WhoMadeWho “The Dreams”.

Помню, в году 2007 году ты мне сказал, что преимущество работы в трио — «любые спорные вопросы решаются быстро: 2 голоса против одного». Это правило в WhoMadeWho по-прежнему работает?

Йеппе: — Да.

Вы несколько лет работали с мюнхенским лейблом Gomma. Почему вы прекратили это сотрудничество?

Йеппе: — Это вполне естественное решение, потому что мы очень-очень большие друзья с Gomma. Но, хотя мы и прекрасные друзья, нам пришло время двигаться в новом направлении. В сторону, скажем, техно-звучания. Поэтому мы таким естественным образом перешли тогда на другой немецкий лейбл — Kompakt. Мы по-прежнему дружим с Gomma. Мы просто пошли немного по другому пути, изменив направление нашего движения и дальнейшего развития.

 

Помимо работы внутри WhoMadeWho участники трио занимаются сторонними проектами. 

АУДИО-версия интервью:

СМОТРИТЕ/СЛУШАЙТЕ/ЧИТАЙТЕ также «выездное» интервью Stereoigor с WhoMadeWho (Копенгагет, 2018):

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Для сольных альбомах барабанщика WhoMadeWho Томаса Барфода ты спел в паре песен. Почему вы не издаёте эти записи просто как WhoMadeWho?

Йеппе: — Это потому что в WhoMadeWho мы, всё-таки, три индивидуальности, три разных человека. Томас — ещё и очень хороший продюсер. Поэтому для него очень важно делать что-то отдельно, будучи чем-то ещё, кроме как одной из составляющих частей WhoMadeWho. Поэтому ему хочется иметь такой выход для его деятельности. Я с удовольствием спел для него в паре треков — для меня это тоже здорово иметь возможность немного попрактиковаться в чём-то новом.

Ты, наверное, не ответишь… Но ты спел бесплатно для сольных записей Томаса Барфода?

Йеппе: — Ну, нет, не прямо абсолютно бесплатно. Какие-то небольшие отчисления от продаж мне там полагаются.

Возвращаясь к новому лонгплею WhoMadeWho — что скажешь с саунде пластинки “Dreams”?

Йеппе: — Это больше именно песни. При этом он всё-таки близок к «классическому» WhoMadeWho. Нам хотелось записать пластику ещё более хорошую, чем наш прежний альбом “Brighter”.

 

В мае 2013 вы впервые выступили в Киеве. Каковы ваши впечатления, ожидали ли вы настолько ошеломительный приём украинской публики? При том, что ваши альбомы у нас не издавались…

Йеппе: — Нет, мы даже не представляли, что нас будут так принимать! Похожий опыт у нас был в Мексике, где нас встречали как реальных поп-звёзд. При том, что там тоже не издавались наши альбомы, но, тем не менее, все люди на
концерте знали наши песни, за что мы, конечно, сказали спасибо.

Что касается киевской аудитории, я ощутил от людей вибрации любви и воодушевления музыкой.

Я почувствовал, что люди здесь жаждут интересной музыки. Это очень позитивный момент для нас, ведь мы как раз и пытаемся создавать такую, новую музыку — свежую и лишенную общепринятых клише и стереотипов.
Побывать в Украине, увидеть столько танцующих на нашем концерте людей — было здорово.
Люди скачивают нашу музыку бесплатно, интересуются ею, и это здорово для нас.

Вопрос Томасу Хюффдингу — Томас, а насколько твои впечатления от киевского концерта совпали с ожиданиями?

Томас: — Честно говоря, я что-то такое предполагал. Нас принимали в Украине везде очень хорошо, потому такая позитивная отдача от украинцев на концерте, наверное, закономерна. Ты знаешь, я обожаю толпу. Мы как раз хотели такую аудиторию — людей, которые открыты, радушны и дружественны. И в каждую минуту, в каждую секунду концерта нам были адресованы сотни и тысячи улыбок совершенно удивительных девушек.

Томас, Вы всегда пьёте водку на сцене? Это выглядело показательно, как будто это ваша традиция.

Томас: — О, нет, нет! Это всякий раз по-разному. Мы стараемся всегда придавать нашим концертным выступлениям живость и динамику. Поэтому это всякий раз происходит по-разному.

Когда-то мы выступаем абсолютно трезвыми, иногда можем напиться. Когда публика заведена и хочет по-настоящему отрывной вечеринки, мы делаем так, чтобы быть с публикой на одной волне, и это работает. Может, конечно, так мы сыграем пару фальшивых нот в каких-то песнях, но, по большому счёту, это не так уж важно.

Йеппе, не хотели бы вы снова приехать с выступлением к нам в Украину?

Йеппе: — Да. Очень. В наш первый приезд в Киев — я ощутил, что люди у вас очень позитивные. Это как, скажем, в Испании или на юге Франции — потому что там тоже люди очень увлечённые и также очень позитивные.

При этом ты, наверное, знаешь, что у нас далеко не самая зажиточная страна в Европе.

Йеппе: — Да-да, я знаю, но, что гораздо важнее, это желание радоваться жизни. И это важно для WhoMadeWho — там, где мы бываем, мы обязательно стараемся отпраздновать это ощущение жизни, да и просто — быть живым.

Приезжая в такие страны, как Украина здорово выйти и сказать: «Привет! Мы здесь, мы с вами, давайте это отметим и здорово проведём время вместе!»

Принято думать, что если в стране не всё в порядке с экономическими показателями, то и люди обязательно должны быть злыми и агрессивными. Но когда мы выступаем перед такими аудиториями, то реально ощущаем чувство поднимающегося настроения у публики. Для нас это важно, ведь мы приехали из общества, где люди испорчены.

Люди живут зажиточно, и это их в какой-то мере портит. Сейчас, когда мы стали международной признанной группой, мы возвращаемся в Данию, в Копенгаген, люди конечно приходят на наши выступления. Но ранее, когда мы устраивали концерты, это не очень-то ценилось у нас, и реакция была что-то вроде «ой, да какая разница…». Но сейчас они чувствуют эту нашу энергию, с которой мы воспеваем жизнь. Да, мы именно воспеваем жизнь. Это очень чувственный момент.

Вы и сейчас проживаете в Копенгагене, да?

Йеппе: — Да.

Как я понимаю, вы довольно много времени проводите в Германии? Есть разница в музыкальных рынках этих стран?

Йеппе: — Да, это так. У нас всегда было ощущение, что Дания — ну, как бы не совсем подходящий для нас рынок, хотя он несколько и вырос. Для нас всегда основной территорией была Германия. Мы вышли с мюнхенского лейбла Gomma. Затем перебрались на кёльнский лейбл Kompakt. И нам всегда нравились традиции немецкой электроники.

Ну вот вы же и звучите, в общем-то, не так уж далеко от краут-рок-групп из Германии. Вы к этому действительно стремились, или это вышло само собой?

Йеппе: — Мы к этому не стремились намеренно. То есть мы двигались в этом направлении, но это не было нашим конечным замыслом. Нам просто очень нравится поднимать настроение публике, и мы также любим иронизировать, иногда скрыто. Но немцам это как раз нравится. И хотя часто многие из них выглядят довольно серьёзными, они любят юмор. Ну, и у нас иногда какой-никакой юмор тоже есть.

Абсолютно! Многие мои знакомые отмечают, помимо музыки, ещё и видео-работы WhoMadeWho.

Йеппе: — Ну это, опять-таки, не самоцель. Мы позитивные люди. И у нас есть желание радоваться жизни и делать нечто позитивное. Ведь в инди-роке, например, постоянно поют о какой-то печали, грусти. Для нас музыкальное развитие как раз и состоит в том, чтобы делать что-то такое, что является позитивным и повышает настроение. Потому что мы действительно наслаждаемся жизнью и хотим этим поделиться.

Один из моих любимых клипов WhoMadeWho — это “Every Minute Alone”. Во многом, благодаря вашей блистательной иронии…

Йеппе: — Знаешь, команда “Goodboy!Creative”, которая создала видео “Every Minute Alone”, создала именно ироничное видео, но, в действительности — это песня депрессивная и грустная. Видео же к ней — довольно весёлое, поэтому получилась такая хорошая комбинация.

Но, повторюсь, лично для меня песня “Every Minute Alone” — очень депрессивная. Потому что она о том, как быть современным человеком и чувствовать одиночество, казалось бы, имея при этом всё. Когда клип был готов, мы сказали: «Йеее! Отлично!».

Когда ты из богатых стран Скандинавии — это как раз то, что нужно. И тогда же это видео стало одним из лучших клипов за год в Скандинавии. Он как раз отобразил реальность зажиточного мира.

Не могу не спросить о ещё одном видео WhoMadeWho 2008 года — “TV Friend”. Очень простое, снятое на песню с издевательским текстом о лучшем друге-телевизоре… Как вы решили сыграть на картонках в помещении, похожем на подземный переход?

Йеппе: — Ну там в клипе, если помнишь, мы ещё и голые…
Эта песня в общем-то, всё о том же — как быть современным человеком. Который много смотрит телевизор, при этом страдая и огорчаясь от этого. Мы познакомились с Саймоном Оуэнсом, он и захотел сделать авангардное видео, в которым мы будем голыми. Мы снимались в одной из знаменитых арт-студий, где нас полностью раскрасили чёрным. Это было забавно.

Вам не было холодно?

Йеппе: — Это была ровно середина зимы, поэтому нам было просто адски холодно. Но мы сделали это.

Йеппе, когда-то ты мне сказал, что кавер-версия песни “Satisfaction” появилась у WhoMadeWho, когда у вас мало песен в репертуаре. Сейчас у вас материала достаточно. Почему вы продолжаете его исполнять?

Йеппе: — Ну, знаешь, сейчас это такой уже crowd-pleaser — то есть песня «в угоду публике». Когда аудитория нас вызывает на бис, то обычно мы её исполняем на прощание.

 

Кстати, сам Бенни Бенасси слышал ваш кавер? Как он ему?

Йеппе: — Да-да, он слышал. Наш вариант “Satisfaction” понравился Бенасси, и, более того, мне сказали, что после этого он решил сделать «cover on cover» — то есть создать свой кавер на наш кавер его же песни. Это забавно.

АУДИО-версия интервью:

Слушайте/читайте также новое «выездное» интервью Stereoigor с WhoMadeWho из Копенгагена (2018):

Поделиться: