Alt‑J: «Мы много размышляем на тему смерти»

Лауреаты Mercury Prize 2012, куми­ры новой вол­ны самых при­дир­чи­вых мело­ма­нов Alt‑J в июне 2017 выпу­сти­ли тре­тий лонг­плей. Первым СМИ в Украине, кото­рое рас­ска­за­ло об Alt‑J (в мае 2012), было ради­о­шоу STEREOBAZA. Наверное, вполне зако­но­мер­но, веду­щий аудио жур­на­ла —  Stereoigor — стал так­же и пер­вым укра­ин­ским жур­на­ли­стом, взяв­шим интер­вью (выезд­ное) у обо­их фронментов-основателей Alt‑J. Stereoigor побе­се­до­вал с Джо Ньюманом и Гасом Ангером-Гамильтоном о новом аль­бо­ме и депрес­сии, кро­во­жад­ных видео­кли­пах и теме смер­ти.

Stereoigor: — Давайте нач­нём с ваших пер­вых рели­зов: в 2012 меня впе­чат­лил ваш видео­син­гл Breezeblocks. Стои́т ли за его сюже­том кли­па какая-то реаль­ная исто­рия?

Джо:— Нет, мы все­гда даём режис­сё­рам наших видео­кли­пов пол­ную сво­бо­ду дей­ствий: при­ду­мать идею и вопло­тить её. Мы пишем музы­ку, а затем хотим «услы­шать» интер­пре­та­цию дру­го­го твор­ца, кото­рая эсте­тич­но смот­ре­лась бы в кли­пе. Мы не хотим сами попа­дать в видео или изоб­ра­жать испол­не­ние пес­ни в кли­пе. Это был пол­ный карт-бланш — снять такой видео­клип, кото­рый захо­чет­ся. Например, в этом кли­пе мне нра­вит­ся, что эта исто­рия, вымыш­лен­ная, рас­кру­чи­ва­ет­ся в обрат­ном направ­ле­нии. Это хоро­шее видео!

Можно ска­зать, что ваш тре­тий аль­бом — Relaxer —зву­чит кра­си­во, но несколь­ко депрес­сив­но. Однако, смот­рю на вас, вы не очень-то похо­жи на депрес­сив­ных людей. С чем свя­за­ны такие изме­не­ния Alt‑J?

Гас: — Я думаю, дело в том, что мы пыта­ем­ся избе­гать обсуж­де­ния тем, свя­зан­ных со смер­тью, любо­вью, поте­ря­ми и тому подоб­ным — как это было в двух пер­вых наших аль­бо­мах. Я думаю, этот аль­бом опре­де­лён­но мрач­ный. Джо, ты согла­сен?

Джо: — Да.

Гас (сме­ёт­ся): — Хороший маль­чик! Так что этот аль­бом о неко­то­рых раз­мыш­ле­ни­ях, о кото­рых ино­гда ста­ра­ют­ся не гово­рить

 

Продолжая тему видео: в кли­пе In Cold Blood у вас сно­ва затро­ну­та тема смер­ти. Это настоль­ко важ­но для вас? Ещё там зву­чит голос рас­сказ­чи­ка, на роль кото­ро­го вы выбра­ли Игги Попа. Почему его?

Гас: — Касательно темы смер­ти: на мой взгляд, это та тема, над кото­рой мы посто­ян­но и мно­го раз­мыш­ля­ем. Это про­яв­ля­ет­ся во мно­гих аспек­тах искус­ства.

Относительно видео — нема­ло кли­пов содер­жат мно­го сцен наси­лия, посколь­ку это такая шуточ­ная и вполне без­опас­ная зона для иссле­до­ва­ния жесто­ко­сти и смер­ти. В нашем видео­кли­пе обыг­ран такой фей­ко­вый рек­ви­зит — искус­ствен­ная кровь, ору­жие, прон­зён­ные тела.

Знаешь, в школь­ном воз­расте мно­гие увле­ка­ют­ся ком­пью­тер­ны­ми игра­ми, где ты мгно­вен­но можешь «убить» мно­же­ство дру­гих людей, где все эти взры­ва­ю­щи­е­ся голо­вы. Наверное, это видео — такой воз­врат к ребя­че­ству.

Ну а поче­му Игги Поп? Мы слу­ша­ли его уди­ви­тель­ный голос на бри­тан­ском радио. Отсюда наша такая к нему при­вя­зан­ность.

Скажите, вы ощу­ща­е­те ли вы опре­де­лён­ное дав­ле­ние успе­ха, и как вам рабо­та­лось над новым аль­бо­мом? Не «давил» ли на вас лей­бл?

Джо: — Работалось хоро­шо. Не думаю, что мы чув­ство­ва­ли или нахо­ди­лись под дав­ле­ни­ем. Мы — доволь­но тру­до­лю­би­вые и осно­ва­тель­ные ребя­та: посте­пен­но накап­ли­ва­ли идеи, запи­сы­вая их на мобиль­ные теле­фо­ны и в ноут­бу­ки пря­мо в тот момент, когда они при­хо­ди­ли нам в голо­ву.

Мы счи­та­ем, что если спла­ни­ро­вать и рас­пи­сать все дета­ли сле­ду­ю­ще­го аль­бо­ма забла­го­вре­мен­но, то в про­цес­се запи­си ни о каком дав­ле­нии не будет идти и речи — ты зна­ешь, что нуж­но делать, и идешь к наме­чен­ной цели.

Нас очень вдох­нов­ля­ло то, что мы дела­ли, про­дви­га­ясь к наше­му тре­тье­му аль­бо­му
Меня увлек­ла реа­ли­за­ция вокаль­ных и гитар­ных идей.
По-моему, когда ты вдох­нов­лен, то мень­ше нерв­ни­ча­ешь, пото­му что пони­ма­ешь, что дела­ешь что-то важ­ное.

Давления со сто­ро­ны рекорд-лейбла не было: если бы мы были под­пи­са­ны на импринт, кото­ро­му не понра­ви­лось бы то, что мы дела­ем, ситу­а­ция была бы хуже, пото­му что лей­бл и менедж­мент заста­ви­ли бы нас делать то, что нам не нра­вит­ся, вот тогда уже речь шла о дав­ле­ния. А так, все пре­крас­но, у нас пол­ное вза­и­мо­по­ни­ма­ние с лей­б­лом и менедж­мен­том. Мы зна­ем, что мы дела­ем, и нам нра­вит­ся то, что полу­ча­ет­ся.

После окон­ча­ния тура, посвя­щен­но­го вто­ро­му аль­бо­му Alt‑J This Is All Yours, вы взя­ли доволь­но про­дол­жи­тель­ную пау­зу, преж­де чем начать рабо­ту над тре­тьим лонг­пле­ем Relaxer…

Джон: — Да, у нас был боль­шой пере­рыв. Когда мы закон­чи­ли тур после вто­ро­го аль­бо­ма, мы взя­ли пау­зу.

Гас: — Мы закон­чи­ли тур в декаб­ре 2015. И при­мер­но первую поло­ви­ну 2016 у нас был пере­рыв, после кото­ро­го мы сно­ва вер­ну­лись в сту­дию, летом 2016-го. Так что у нас был при­мер­но 6‑месячный пере­рыв.

Есть ли поже­ла­ния со сто­ро­ны лей­б­ла или менедж­мен­та, какие пес­ни вам играть вжи­вую? Или, ска­жем, «по тре­бо­ва­нию» пуб­ли­ки? Существует же, напри­мер, прак­ти­ка «выбо­ра» песен фэна­ми.

Гас:— В туре мы не осо­бен­но меня­ем набор ком­по­зи­ций от кон­цер­та к кон­цер­ту. Дело в том, что у нас доволь­но мас­сив­ное све­то­вое шоу, весь­ма спе­ци­фи­че­ское, и оно очень при­вя­за­но к опре­де­лён­но­му сет-листу. Поэтому для коман­ды све­то­тех­ни­ков это будет очень слож­но, если мы каж­дый раз будем изме­нять поря­док песен, «при­ни­мая заяв­ки». Мы ста­ра­ем­ся изна­чаль­но делать сет­лист акту­аль­ным, и на про­тя­же­нии несколь­ких меся­цев тура он не меня­ет­ся.

Для теку­ще­го тура Alt‑J вы суще­ствен­но изме­ни­ли деко­ра­ции на сцене. Вам про­сто захо­те­лось что-то поме­нять, или это свя­за­но с музы­каль­ной кон­цеп­ци­ей аль­бо­ма Relaxer?

Гас: — Я думаю, хоро­шо иметь нечто новое. Альбом послу­жил вдох­но­ве­ни­ем для созда­ния ново­го дизай­на. Но это не «вли­я­ние аль­бо­ма» в бук­валь­ном смыс­ле на то, как выгля­дит сце­на, и не какая-то пря­мая визу­аль­ная связь с аль­бо­мом.

В аль­бом Relaxer вы вклю­чи­ли кавер-версию зна­ме­ни­той пес­ни House Of The Rising Sun. Что побу­ди­ло вас это сде­лать?

Джо: — Я думаю, House Of The Rising Sun — это пес­ня, на кото­рой мы вырос­ли. Она вдох­нов­ля­ет тебя. Лично для меня она яви­лась одним из моих пер­вых вве­де­ний, по сути, в рок-музыку. И, мне кажет­ся, это навсе­гда оста­ёт­ся с тобой. Когда я сочи­нял, ко мне про­сто «при­шли» гитар­ные аккор­ды House Of The Rising Sun, но ты же не можешь зано­во сочи­нить уже напи­сан­ную пес­ню, поэто­му хоте­лось запи­сать кавер.

На самом деле и текст этой народ­ной пес­ни повли­ял и на то, какие пес­ни полу­ча­ет­ся сочи­нять.

Гас: — Мы не счи­та­ем себя фолк-группой, поэто­му было инте­рес­но сде­лать эту кавер-версию этой очень-очень извест­ной фолк-песни

 

В песне Hit Me Like That Snare зву­чит несколь­ко дву­смыс­лен­ный звук, пред­по­ло­жи­тель­но, звук  япон­ско­го про­ис­хож­де­ния — как вы это запи­сы­ва­ли?

Джо: — Это сэмпл. Мы взя­ли его, пото­му что такой звук труд­но вос­про­из­ве­сти зано­во.

В груп­пе Alt‑J вы — два вока­ли­ста. Тем не менее, в новом аль­бо­ме вы доба­ви­ли ещё и при­гла­шён­ную певи­цу – Марику Хэкман. Как она попа­ла в поле ваше­го вни­ма­ния?

Гас: — О Марике мы узна­ли какое-то вре­мя назад. Её запи­си про­дю­си­ру­ет ЧАрли Эндрю, и он так­же явля­ет­ся нашим про­дю­се­ром. Мы и она часто игра­ли на одних и тех же фести­ва­лях, до это­го были зна­ко­мы лич­но.
Она спе­ла для тре­ка Last Year. Марика под­дер­жи­ва­ла нас в туре после наше­го вто­ро­го аль­бо­ма. Мы с ней в хоро­ших, дру­же­ских отно­ше­ни­ях, так что орга­ни­зо­вать это ока­за­лось нетруд­но: она запи­са­лась для нас в сту­дии в Лондоне.

У Alt‑J доволь­но мно­го «хито­вых» песен в пер­вых двух пла­стин­ках, мате­ри­ал лонг­плея Relaxer, ска­жем так, менее «хито­вый». Насколько хоро­шо он соче­та­ет­ся с преж­ни­ми ком­по­зи­ци­я­ми? Вы доволь­ны тем, как пуб­ли­ка вос­при­ни­ма­ет мате­ри­ал ваше­го ново­го аль­бо­ма?

Гас: — Да! Например, In Cold Blood. Её очень хоро­шо при­ни­ма­ют. я бы даже ска­зал, луч­ше наших ста­рых песен — во вся­ком слу­чае, на кон­цер­тах и фести­ва­лях, где нам дове­лось отыг­рать.

Песни «3WW» и «Deadcrush» людям тоже очень нра­вят­ся. Приятно видеть, как на кон­цер­тах люди с упо­е­ни­ем при­ни­ма­ют наши новые ком­по­зи­ции наря­ду со ста­ры­ми пес­ня­ми, с той же Breezeblocks и дру­ги­ми. Мы очень доволь­ны, как люди реа­ги­ру­ют на наши новые пес­ни.

 

Текст: Игорь Панáсенко aka Stereoigor

 

Смотрите так­же интер­вью Stereoigor с фрон­мен­том Depeche Mode Дейвом Гааном, взя­тое в Милане, Италия (2017):

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Слушайте / читай­те экс­клю­зив­ное интер­вью Stereoigor с бри­тан­ской груп­пой Hot Chip:

 

Поделиться: