Интервью с сооснователем Depeche Mode Эндрю Флетчером

Один из осно­ва­те­лей Depeche Mode Энди Флетчер впер­вые высту­пил в Украине как DJ в 2011 году (за год до это­го, в фев­ра­ле 2010 он в соста­ве Depeche Mode пред­стал в Киеве). Мне выпа­ло быть суппорт-DJ в укра­ин­ском мини-турне (Киев, Одесса) Флетчера. За кули­са­ми мы пого­во­ри­ли о миро­вом кри­зи­се и игре на бас-гитаре, аль­бо­ме реми­к­сов Depeche Mode и побе­ди­те­лях во Второй миро­вой войне, экс-участниках кол­лек­ти­ва и луч­ших реми­к­сах одной из глав­ных групп мира.

Stereoigor: — Добро пожа­ло­вать сно­ва в Украину и Киев. Разумеется, в каж­дой стране у вас спра­ши­ва­ют, как вам понра­ви­лась имен­но эта стра­на, как вам имен­но этот город – так что пер­вый вопрос очень про­стой – что ты дума­ешь, ощу­ща­ешь отно­си­тель­но Киева – если вооб­ще что-то ощу­ща­ешь – или это лишь ещё одна дата в тво­ём рас­пи­са­нии выступ­ле­ний?

 

Энди Флетчер: — Ну, нам повез­ло про­ве­сти несколь­ко дней в Киеве. В рам­ках нынеш­не­го тура я ещё посе­щу Одессу – пото­му что там я ещё не был. Так что в Киеве я уже не в пер­вый раз – и рад воз­мож­но­сти побы­вать в дру­гих местах, где я пока не был. И наде­юсь посе­тить так­же дру­гие горо­да Украины.

 

Какая твоя самая люби­мая пес­ня в сет-листе кон­церт­ных выступ­ле­ний Depeche Mode?

 

— Ну, зна­ешь, доволь­но труд­но выбрать – мне нра­вят­ся очень мно­гие из них. Моя люби­мая пес­ня Depeche Mode – это World in My Eyes. Она по-настоящему выра­жа­ет всю исто­рию Depeche Mode. Знаешь, мы начи­на­ли как групп­ка в малень­ком горо­де в Эссексе, а сей­час у нас есть все наши фэны по все­му миру. Когда я слы­шу её, “World in My Eyes” бук­валь­но наме­ка­ет на то, что мы в дей­стви­тель­но­сти сде­ла­ли. И это уди­ви­тель­но.

 

Не это ли при­чи­на, что в вашем турне Touring the Angel Дэйв Гаан под­ни­мал твою руку и объ­яв­лял: Мистер Эндрю «Флетч» Флетчер – имен­но во вре­мя этой пес­ни?

 

— Я не думаю, что это так. Знаешь, Дэйв – неве­ро­ят­ный фронт­мен. Иногда, когда я играю на кла­ви­шах – я смот­рю на него, я про­сто забы­ваю, что играть. Он неве­ро­ят­ный парень, и это огром­ная уда­ча. Depeche Mode – заме­ча­тель­ные сон­грай­те­ры. Мартин Гор пишет потря­са­ю­щие пес­ни, и Дэйв так­же. Дэйв настоль­ко фан­та­сти­че­ский фронт­мен, что мы транс­фор­ми­ро­ва­лись в заме­ча­тель­ную лайв-группу.

В какой имен­но момент ты ощу­тил, что Depeche Mode ста­ли куль­то­вой миро­вой груп­пой? С каким аль­бо­мом, туром, или, может быть, син­глом?

 

— Тяжело ска­зать. Может быть, око­ло аль­бо­ма “Music for the Masses” – при­мер­но в то вре­мя. Мы ощу­ти­ли, что Depeche Mode ста­но­вят­ся миро­вой груп­пой.

Правда, что Black Celebration один из тво­их самых люби­мых Depeche Mode аль­бо­мов?

 

— Я думаю, “Black Celebration” — заме­ча­тель­ный набор песен. Но он не был по-настоящему успе­шен ком­мер­че­ски. В то вре­мя как, я думаю, “Violator”, к при­ме­ру, без­упреч­ный аль­бом, пото­му что в нём есть боль­шие хиты, чего нет у “Black Celebration”. Я так­же очень почи­таю аль­бом “Ultra”. Потому что он появил­ся тогда, когда мы пере­жи­ли огром­ное коли­че­ство про­блем. И в этом смыс­ле это наш луч­ший аль­бом.

Какова теку­щая актив­ность тво­е­го лей­б­ла Toast Hawaii?

 

— Ноль.

 

Ты закрыл его?

 

— Ну, не то что бы закрыл. Просто необ­хо­ди­мо какое-то вре­мя пере­дох­нуть. Ведь мне нуж­но искать испол­ни­те­лей, нуж­но раз­ви­вать их. И у меня сно­ва нача­лась актив­ность с Depeche Mode. Нужно посто­ян­но искать новых арти­стов, над кото­ры­ми и с кото­ры­ми рабо­тать, а это тре­бу­ет вре­ме­ни. Поэтому это одна из при­чин, по кото­ры­ми я стал ди-джеить. Мне захо­те­лось сей­час немно­го испы­та­ния для само­го себя, до того, как что-то нач­нёт­ся с Depeche.

Кто помо­га­ет тебе состав­лять сет-листы для DJ-сетов, или это сугу­бо лич­ные пред­по­чте­ния?

 

— У каж­до­го в Depeche Mode есть свои пер­со­наль­ные люби­мые сти­ли музы­ки, и я про­сто пыта­юсь играть то, что нра­вит­ся мне. И я пыта­юсь быть немно­го более ком­мер­ци­а­ли­зи­ро­ван­ным, неже­ли Дэйв или Мартин.

 

Ходили слу­хи, в этом году – бук­валь­но в тече­ние бли­жай­ших меся­цев – Depeche Mode выпу­стят спе­ци­аль­ный аль­бом реми­к­сов с пятью участ­ни­ка­ми…

 

— Это не слу­хи, это прав­да. Он выхо­дит через пару меся­цев.

 

С пятью участ­ни­ка­ми – вклю­чая Алана Уайлдера и Винсента Кларка?

 

— Нет, не как c участ­ни­ка­ми. Алан сде­лал реми­кс на трек “In Chains” из наше­го послед­не­го аль­бо­ма. Винс Кларк сде­лал реми­кс на “Behind the Wheel”. И оба реми­к­са — отлич­ные.

Когда имен­но появит­ся это аль­бом?

 

— Через пару меся­цев, в апре­ле.

 

Каковы ваши отно­ше­ния сей­час с Аланом Уайлдером и Винсентом Кларком?

 

— Ну, мы нико­гда ведь не были вра­га­ми. Мы про­дол­жа­ем общать­ся с Винсом, мы про­дол­жа­ем общать­ся с Аланом. Так что теку­щие отно­ше­ния – мы дру­зья.

 

И вы шлё­те друг дру­гу открыт­ки на Рождество?

 

— Я думаю, никто из нас не верит в Бога (улы­ба­ет­ся).

 

В Royal Alber Hall вы сыг­ра­ли вме­сте с Уайлдером – как и кто сде­лал это воз­мож­ным?

 

— Поскольку это был бла­го­тво­ри­тель­ный кон­церт, что­бы сде­лать его более при­быль­ным, мы при­гла­си­ли Алана при­нять уча­стие и сыг­рать в одной песне.

 

Намерены ли вы про­дол­жать такой опыт в буду­щем, или пока таких пла­нов нет?

 

— Ну, было при­ят­но пора­бо­тать когда-нибудь с Аланом и в буду­щем – как это было в те вре­ме­на, когда он был пол­но­прав­ным участ­ни­ком Depeche Mode.

Я слы­шал, что ты увле­ка­ешь­ся  исто­ри­ей – и, в част­но­сти, исто­ри­ей Второй миро­вой вой­ны..

 

— Да, мне нра­вит­ся миро­вая исто­рия. А Вторая миро­вая вой­на – это выда­ю­ще­е­ся собы­тие исто­рии, посколь­ку она транс­фор­ми­ро­ва­ла мир. И сде­ла­ла его таким, каким он есть сей­час.

 

А как ты счи­та­ешь, кто выиг­рал в войне?

 

— Мы выиг­ра­ли!  На пару. Немцы про­иг­ра­ли.

 

На пару? С кем – с аме­ри­кан­ца­ми или с рус­ски­ми?

 

Нет, мы выиг­ра­ли – Британия.

 

Прошу про­ще­ния?

 

(Смеётся)

— Я думаю дело совсем не в том, кто выиг­ры­ва­ет, кто про­иг­ры­ва­ет. Я про­сто думаю, что самое важ­ное зна­че­ние име­ет демо­кра­тия. Посмотри на Германию сей­час – со вре­мён вой­ны она ста­ла одним из вели­чай­ших демо­кра­ти­че­ских госу­дарств в мире. Поэтому я думаю, что все выиг­ра­ли.

 

Особенно выиг­ра­ли от той вой­ны Соединённые Штаты.

 

(Смеётся)

 

Что не удер­жа­ло от миро­во­го эко­но­ми­че­ско­го кри­зи­са… Вы ощу­ти­ли его на себе лич­но, на сво­ём биз­не­се?

 

— Когда?

 

В 2008.

 

— Я думаю есть огром­ный кри­зис, свя­зан­ный с музы­кой. А кри­зис в музы­ке начал­ся до 2008, в осо­бен­но­сти из-за Интернета. Продажи запи­сей упа­ли на очень низ­кий уро­вень. Мировая музы­каль­ная инду­стрия ока­за­лась в рецес­сии задол­го до все­об­щей рецес­сии. Так что – неве­ро­ят­но, – но сей­час люди пони­ма­ют, что им боль­ше не нуж­но поку­пать музы­ку.

 

А вы сами как к фай­ло­об­мен­ным сетям отно­си­тесь?

 

— Нам очень повез­ло как груп­пе – мно­же­ство наших фэнов «на ты» с ком­пью­те­ром. Я имею вви­ду… Я так тоже делаю.

 

Вас не оби­жа­ют ска­чи­ва­ния?  Нет ощу­ще­ния, что вас как бы обкра­ды­ва­ют?

 

— Нет, если кто-то ска­чал, – так ска­зать, (сме­ёт­ся) «украл» наш файл, и тот ему понра­вил­ся как Depeche Mode, – то он пой­дёт и по любо­му купит запись.

В интер­не­те мас­са реми­к­сов на пес­ни Depeche Mode – огром­ное коли­че­ство фанат­ских реми­к­сов и бут­ле­гов с ваши­ми пес­ня­ми…

 

— Не про­бле­ма.

 

Вам нра­вят­ся они? Находили ли ты что-нибудь инте­рес­ное для себя – более инте­рес­ное, чем офи­ци­аль­ные вер­сии?

 

— Иногда да. Но я не буду их играть сего­дня вече­ром.

Во вре­мя интер­вью с Питером Крюдером и Ричардом Дорфмайстером (Kruder & Dorfmeister) они ска­за­ли мне, что когда пока­за­ли вам свой реми­кс на Useless –мед­лен­ный такой – он вам не понра­вил­ся вна­ча­ле…

 

— Я думаю, это один из луч­ших реми­к­сов, кото­рые когда-либо были у Depeche Mode. Он уди­ви­тель­ный. Так что мы нико­гда не гово­ри­ли тако­го.

«Useless» (аль­бом­ная вер­сия) и «Usseless (K&D Sessions)» — вер­сия Питера Крюдера и Ричарда Дорфмайстера 

 

 

Твоя роль в исто­рии вели­кой груп­пы Depeche Mode — как она меня­лась на про­тя­же­нии 30 лет — от пер­вых дней груп­пы до наших дней?

 

— Я думаю, она меня­ет­ся непре­рыв­но. И я думаю, она так­же важ­на сей­час, как была важ­на и тогда.

 

Ты по-прежнему можешь сыг­рать на бас-гитаре?

 

— Я не забыл, как это делать. Но это не мой недо­ста­ток или упу­ще­ние – про­сто это было реше­ние Винсента, что мы ста­но­вим­ся элек­трон­ной груп­пой. Я мог бы быть одним из луч­ших бас-гитаристов в мире.

А когда ты в послед­ний раз играл на бас-гитаре?

 

— Ну, я играл в сту­дии пару раз…

 

Не для запи­сей, про­сто ради заба­вы?

 

— Это были лайв-сессии.

 

Я думаю, на этом всё, спа­си­бо!

 

— Большое спа­си­бо. Хорошее интер­вью.

 

Текст: Stereoigor / Игорь Панасенко

 

Смотрите так­же интер­вью Stereoigor с фрон­мен­том Depeche Mode Дейвом Гааном, взя­тое в Милане, Италия (2017):

 

Ещё одно архив­ное (и на этот раз теле­фон­ное) интер­вью — Stereoigor с Энди Флетчером во вре­мя Global Spirit Tour

Поделиться: