HVOB: электроника венского разлива


Дуэт HVOB осно­ван в 2012 году.

Состав: вока­лист­ка и сон­грай­тер Анна Мюллер(Anna Müller), про­дю­сер и музы­кант Пол Валлнер(Paul Wallner). Дебютный аль­бом – одно­имен­ный HVOB – вышел в 2013.

Весной 2015 года у дуэ­та вышла пла­стин­ка “Trialog”.

Ведущий пер­во­го аудио жур­на­ла Stereoigor рас­спро­сил Анну и Пола о новом аль­бо­ме HVOB “Trialog” и вен­ской музы­каль­ной сцене, о запи­си новых песен, люб­ви к Radiohead и как они реа­ги­ру­ют на назва­ние «хвоб».

Stereoigor: — Ребята, 20 лет назад Вена ста­ла чуть ли не глав­ной сто­ли­цей нью джа­за и даун­тем­по. При этом Питер Крюдер и Ричард Дорфайстер, рядом с ними Tosca, dZihan & Kamien – оли­це­тво­ря­ли собой осо­бое музы­каль­ное явле­ние. Возник даже тер­мин такой – «вен­ский даб».

Существует ли сей­час, на ваш взгляд, какое-то осо­бен­ное вен­ское или австрий­ское зву­ча­ние или всё уже окон­ча­тель­но «гло­ба­ли­зи­ро­ва­но»?

 

Пол: — Скорее, всё более гло­ба­ли­зи­ро­ва­но, чем 20 лет назад, во мно­гом, бла­го­да­ря Интернету. Однако кое-что из «вен­ско­го саун­да» всё-таки сохра­ни­лось и до наших дней.

 

Анна: — Я думаю, что сей­час вен­ская музы­каль­ная сце­на доволь­но креп­кая. Это и Дориан Концепт (Dorian Concept), и Wolfram. Она про­дол­жа­ет рас­ти, и Вена извест­на бла­го­да­ря сво­ей музы­ке. Но я счи­таю, что прак­ти­че­ский любой испол­ни­тель сам по себе сей­час более гло­ба­лен, чем вен­ская сце­на. За послед­ние годы ста­ло лег­че быть таким более «гло­баль­ным». И в этом — пре­иму­ще­ство наше­го вре­ме­ни, что мы можем делать музы­ку, кото­рую затем может слу­шать целый мир.

Вот мы сей­час, к при­ме­ру, в Киеве, в Украине. Я думаю, лет 20 назад такое вряд и было бы воз­мож­но для нас. Для нас лег­че сей­час быть таки­ми гло­баль­ны­ми. У нас, напри­мер, полу­чил­ся миро­вой тур

 

П: — Мы отыг­ра­ли кон­цер­ты в ЮАР, в Сингапуре, в Малайзии, в Индии, в Гонконге, в Соединенных Штатах.

 

А: — Это уди­ви­тель­но.

 

Как я пони­маю, это в рам­ках под­держ­ки ваше­го недав­не­го аль­бо­ма — “Trialog”?

 

А: — Да, это был наш аль­бом­ный тур. И мы побы­ва­ли в местах, кото­рых нико­гда рань­ше не виде­ли. И это наш шанс — ста­но­вит­ся гло­баль­ны­ми при помо­щи Интернета, ресур­сов Facebook и Soundcloud.

Так что, да, мы дей­стви­тель­но любим Интернет.

 

Давайте как раз пого­во­рим о вашей пла­стин­ке “Trialog” – судя по его зву­ча­нию, не похо­же, что­бы у вас была так назы­ва­е­мая «про­бле­ма вто­ро­го аль­бо­ма». Как вы избе­жа­ли того, с чем обыч­но стал­ки­ва­ют­ся мно­гие моло­дые груп­пы, и сде­лать такой боль­шой шаг впе­рёд?

 

А: — Определенные труд­но­сти были. Нам не хоте­лось запи­сы­вать то же самое, что и в пер­вом аль­бо­ме. Мы зна­ли, что дебют­ный диск был сде­лан очень хоро­шо. Конечно, нам лег­че было бы запи­сать ана­ло­гич­ную пер­вой пла­стин­ку. Но мы не хоте­ли повто­рять­ся.

Это был неболь­шой чел­лендж для нас, но всё, что мы дела­ли в сту­дии, было под­чи­не­но обще­му смыс­лу. И, в ито­ге, ока­за­лось совсем не так труд­но, как я боя­лась.

 

П: — Может быть еще, к это­му тво­е­му вопро­су, я бы доба­вил, что важ­но рабо­тать до тех пор, пока, напри­мер, если у тебя есть одна пес­ня — ты не добьешь­ся того, что­бы она зву­ча­ла так, что­бы тебя это пол­но­стью устра­и­ва­ло. И затем уже лег­че дви­гать­ся в этом направ­ле­нии. Когда у тебя уже есть пес­ня, кото­рая хоро­шо зву­чит — зна­чит, мож­но в таком же духе нуж­но при­сту­пать к сле­ду­ю­щей, новой запи­си.

Каким обра­зом у вас  про­ис­хо­дит про­цесс сочи­ни­тель­ства?

 

А: — Я думаю, обыч­но это начи­на­ет­ся дома. Я набра­сы­ваю зву­ки фор­те­пи­а­но, делаю пер­вич­ное про­дю­си­ро­ва­ние — с кла­виш­ны­ми, с битом, на моем лэп-топе.

Затем я отправ­ляю это Полу. И он гово­рит «да, непло­хо», или «ну нет, полу­чи­лось дер­мо­во». И потом мы про­дол­жа­ем усо­вер­шен­ство­вать ритм и боль­ше зани­мать­ся боль­ше уже про­дю­сер­ской частью, чем сочи­ни­тель­ством. Иногда Пол дела­ет наброс­ки, какие-то рит­мы, лупы — и уже я поверх что-то при­ду­мы­ваю со сво­им голо­сом и кла­виш­ным. Это все­гда сме­шан­ное тво­ре­ние, и мы шлём это дру­гу. Иногда сно­ва и сно­ва.

 

Ваше назва­ние HVOB [Her Voice Over Boys] — похо­же на акту­а­ли­за­цию того, что на музы­каль­ной сцене, по ваше­му мне­нию, доми­ни­ру­ют муж­чи­ны — осо­бен­но в ди-джейской сре­де. Поэтому даже не буду спра­ши­вать про исто­рию его воз­ник­но­ве­ния несколь­ко лет назад. Скажите луч­ше, вы по-прежнему дума­е­те, что сохра­ня­ет­ся «Мужское доми­ни­ро­ва­ние» в музы­ке?

 

А: — Нам хоте­лось обыг­рать такое назва­ние — так что, какого-то осо­бо боль­шо­го зна­че­ния мы ему не при­да­ём. Нам нра­вит­ся и Her Voice Over Boys, и аббре­ви­а­ту­ра HVOB

 

Ребята, а вы зна­е­те, как вас часто назы­ва­ют у нас? «Хвоб»

 

А: — Да, смеш­но. Я тебе ска­жу, что в Европе — в Австрии, напри­мер, еще гово­рят H‑vob («Эйч-воб»). Так что есть нема­ло кон­фу­зов вокруг наше­го назва­ния, но нам это всё абсо­лют­но окей. Так что «Хвоб» — вполне годит­ся тоже.
Но чаще все­го, конеч­но гово­рят H‑V-O‑B («эйч-ви-о-би»).

Расскажите, пожа­луй­ста, о груп­пах, кото­рые сфор­ми­ро­ва­ли ваш музы­каль­ный вкус?

 

П: — Я начи­нал с панк-рока, инди-музыки и рок-н-ролла. После сво­е­го 20-летия я стал слу­шать мно­го драм-энд-бэйс. Так я при­шел в элек­трон­ную музы­ку и стал слу­шать тех­но и хаус-музыку.

 

Я слы­шал, что вам обо­им, кажет­ся, очень нра­вит­ся Radiohead?

 

П: — Это Анне Radiohead нра­вит­ся боль­ше.

 

А: — Да, я фэн Radiohead. Хорошую музы­ку я нача­ла слу­шать в воз­расте при­мер­но 12–14 лет, бла­го­да­ря мое­му стар­ше­му бра­ту. Я ста­ла инте­ре­со­вать­ся таки­ми груп­па­ми, как Blur и Oasis. И мой самый пер­вый в жиз­ни кон­церт, на кото­ром я побы­ва­ла — это было выступ­ле­ние Oasis в Вене. Ну а потом уже вполне типич­ный путь – Nirvana, Radiohead. И мне до сих пор очень нра­вят­ся Radiohead.

 

А как насчёт Suede?

 

А:— О, да, и Suede и The Smashing Pumpkins.

 

С Билли Корганом я, кста­ти, пару лет назад встре­чал­ся в Словакии

 

А: О, серьёз­но? Прикольно.

Удалось ли вам посмот­реть Киев, что-то запом­ни­лось? Что вы слы­ша­ли о нашей стране?

 

А: — По прав­де гово­ря, у нас тол­ком не было вре­ме­ни всё рас­смот­реть. Может быть, то, что я сей­час ска­жу, про­зву­чит не очень про­фес­си­о­наль­но, но пер­вое, что я отме­ти­ла бы – у Киева какой-то очень осо­бен­ный вид. С его цен­тром, стро­е­ни­я­ми — мне осо­бен­но понра­вил­ся центр горо­да. За послед­ние три года мы уви­де­ли мно­же­ство горо­дов. В той или иной сте­пе­ни, но боль­шин­ство из них доволь­но похо­жи меж­ду собой. Киев в этом смыс­ле — уни­ка­лен.

 

П: — В сле­ду­ю­щий раз, воз­мож­но, у нас будет боль­ше вре­ме­ни — и мы обе­ща­ем боль­ше поде­лит­ся впе­чат­ле­ни­я­ми.

 

Текст: Stereoigor (Игорь Пана́сенко)

 

Слушайте / читай­те так­же дру­гие экс­клю­зив­ные интер­вью Stereoigor:

 

Ещё боль­ше интер­вью ТУТ.

 

 

 

Поделиться: