Интервью с Келе Окереке — лидером BLOC PARTY

О грам­ма­ти­че­ских ошиб­ках в текстах песен.
О «раз­ры­ве» меж­ду соль­ным и bloc-партийным твор­че­ством.
Об эпо­хе соц­ме­диа и «кол­лек­тив­ном» разу­ме — интер­вью Stereoigor с фронт­ме­ном бри­тан­ской инди-рок-группы Bloc Party — Келе Окереке (Kele Okereke).

Для нача­ла поз­воль­те напом­нить, что назва­ние Bloc Party про­ис­хо­дит как от иска­жён­но­го англий­ско­го block party («вече­рин­ка в квар­та­ле», «на рай­оне»), так и партийно-политического «bloc» — что тоже вполне в духе соци­аль­ных мес­се­джей, кото­рые Bloc Party и её фронт­мен Kele регу­ляр­но заря­жа­ют в свои пес­ни. «Точкой отсчё­та» будем счи­тать 1999 год — встре­чу буду­ще­го фронт­ме­на со сво­им музы­каль­ным еди­но­мыш­лен­ни­ком Расслом Лиссаком, о кото­ром Келе далее в интер­вью упо­мя­нет.

Первый лонг­пей Bloc Party — «Silent Alarm» — вышел в 2005. Сингл «Helicopter» из него стал Серебряным в Великобритании

К момен­ту выхо­да дан­но­го, 370-го выпус­ка STEREOBAZA в эфир, то есть на конец сен­тяб­ря 2019, в дис­ко­гра­фии Bloc Party 5 сту­дий­ных аль­бо­мов. Последний из кото­рых — “Hymns” — вышел в нача­ле 2016 года. Кроме того, с июня 2010 фронт­мен Bloc Party Келе Окереке начал изда­вать и соль­ные лонг­плеи, о кото­рых мы далее тоже побе­се­ду­ем с музы­кан­том. Начнём с вопро­сов о “Hymns”.

 

Stereoigor: Келе, “Hymns” — послед­ний на сего­дня аль­бом груп­пы Bloc Party — с одной сто­ро­ны, отсы­ла­ет к вашим ран­ним запи­сям, с дру­гой — у меня воз­ник­ло неко­то­рое ощу­ще­ние, что ты попы­тал­ся доба­вить тот новый «электронно-клубный» опыт, кото­рый при­об­рёл с тво­и­ми соль­ны­ми рели­за­ми. Насколько рабо­та­ет такое соче­та­ние: то, что ты сде­лал вне сво­ей груп­пы, потом при­вне­сти в Bloc Party?

Kele Okereke: — Знаешь, забав­но услы­шать это. У меня не было таких наме­ре­ний. Дело в том, что когда я при­сту­пал к запи­си аль­бо­ма “Hymns”, я как раз осо­зна­вал, что он не дол­жен зву­чать, как мои соль­ные пла­стин­ки. Это не долж­но было зву­чать слиш­ком элек­трон­но. Я знал, что там, конеч­но, долж­ны быть элек­трон­ные эле­мен­ты, посколь­ку такая музы­ка меня очень вдох­нов­ля­ет. Было важ­но рабо­тать имен­но как груп­па, а не как про­дю­сер и вока­лист, запи­сы­ва­ю­щий­ся на ком­пью­те­ре. Важно, что каж­дая пес­ня созда­ва­лась как резуль­тат сов­мест­ной рабо­ты с дру­ги­ми музы­кан­та­ми груп­пы. Например, “Intimacy”, наш тре­тий аль­бом, был пер­вой запи­сью, над кото­рой мы тру­ди­лись в сту­дии. Поэтому, навер­ное, мате­ри­ал, кото­рый в ито­ге попал в аль­бом, очень отли­ча­ет­ся от того, с чего мы начи­на­ли рабо­ту. Это каса­ет­ся песен “Signs”, “Mercury”, “Ares”, “Biko” — это наши внут­рен­ние пути иссле­до­ва­ния и кон­стру­и­ро­ва­ния музы­ки. С “Hymns” я и Рассел (Russel Lissack) управ­ля­лись с ком­пью­те­ра­ми, мы меся­ца­ми джэми­ли и пото­му пыта­лись сде­лать всё более «по-живому». Мы пони­ма­ли, что так мож­но достиг­нуть балан­са.

Но всё-таки “Hymns” у вас полу­чил­ся по зву­ча­нию похо­жим на твои соло-записи, осо­бен­но на аль­бом “Trick” — я имею вви­ду такой, почти клубно-ориентированный и даже тан­це­валь­ный фор­мат.

— Да, навер­ное, это так. Дело в том, что эти запи­си я созда­вал доволь­но близ­ко по вре­ме­ни. В тот пери­од меня вдох­нов­ля­ла опре­де­лён­ная музы­ка, и пото­му эти аль­бо­мы так свя­за­ны. А вооб­ще “Hymns” всё-таки более такой… кол­лек­тив­ный аль­бом

Келе, мой вопрос может тебе пока­зать­ся стран­ным, тем более от чело­ве­ка, для кото­ро­го англий­ский язык, в отли­чии от тебя, нерод­ной. Мне дав­но не даёт покоя строч­ка в одной из моих люби­мых песен Bloc Party – я гово­рю о «Banquet» из дебют­ной пла­стин­ки «Silent Alarm». Ты поёшь в ней «She don’t think straight» – вме­сто «She doesn’t think straight» — тре­тье лицо, един­ствен­ное чис­ло. Что это за такой аграм­ма­тизм?

— Ну, я думаю это… Мне кажет­ся… Что смысл один и тот же. А поче­му имен­но так — ну, это ско­рее как слэн­го­вое. Да, ты конеч­но прав: «She doesn’t think straight», а не «She don’t think straight». Смысл в любом слу­чае не теря­ет­ся. Но если англий­ский — твой род­ной, то ты про­сто заим­ству­ешь это из слэн­га, из раз­ных жар­гон­ных вари­а­ций язы­ка.

«Banquet» — ещё один Серебряный (2005) син­гл Bloc Party

 

«Tenderoni» — пер­вый син­гл дебют­но­го лонг­плея Kele

 

Келе, ты пытал­ся играть то, что потом ста­ло тво­и­ми соль­ны­ми запи­ся­ми, «внут­ри» груп­пы Bloc Party?

— Ты зна­ешь, какие-то да. Несколько вещей, кото­рые потом ста­ли мои­ми соль­ны­ми пес­ня­ми, дела­лись для Bloc Party. Но, в целом, это абсо­лют­но раз­ные про­цес­сы — и то, как сочи­ня­ет­ся музы­ка, и то, как она потом запи­сы­ва­ет­ся. Так что таких «пере­те­ка­ний» или пере­се­че­ний, на самом деле, крайне мало. Если я создаю соль­ную запись — то отправ­ля­юсь в сту­дию. Если это мате­ри­ал для Bloc Party — то это резуль­тат одно­вре­мен­ной дея­тель­но­сти чет­ве­рых участ­ни­ков груп­пы. Процессы созда­ния в таких слу­ча­ях — раз­ные.

В янва­ре 2005, все­го за пару недель до рели­за дебют­но­го лон­плея Bloc Party «Silent Alarm» вышел пятый аль­бом The Chemical Brothers  «Push the Button». Его вто­рым син­глом ста­ла ком­по­зи­ция «Believe», запи­сан­ная с Kele в каче­стве при­гла­шен­но­го вока­ли­ста. Этот видео­хит мы рас­смат­ри­ва­ли в спец­про­ек­те Panasonic Smart TV, подроб­нее — тут.

Немного загля­ды­ва­ем в буду­щее: 8 нояб­ря 2019 выхо­дит соль­ный аль­бом Kele «2042’, пер­вый син­гл из кото­ро­го — «Jungle Bunny» — мож­но услы­шать ниже.

Во вре­мя нашей встре­чи ново­сти о пред­сто­я­щем соль­ном рели­зе Келе были ещё под вопро­сом. Так что на мой (про­сти­те за тав­то­ло­гию) вопрос, что появит­ся рань­ше — новый аль­бом Bloc Party или соль­ная пла­стин­ка Kele— фронт­мен отве­тил сле­ду­ю­щее:

— Ну, я не знаю, я так быст­ро сра­зу не отве­чу. Мы, как Bloc Party, созда­ём новую музы­ку, пишем новые пес­ни. И я очень вдох­нов­лён этим про­цес­сом. Я тебе ска­жу, что впер­вые мы сочи­ня­ем пес­ни, как груп­па. Наша бара­бан­щи­ца Луиза не при­ни­ма­ла уча­стие в рабо­те над пла­стин­кой «Hymns». Так что нас вооду­шев­ля­ет, как далее груп­па будет выра­жать себя.

 

Как раз хотел спро­сить тебя о «замене». У вас с 2016 бара­бан­щи­цей ста­ла девуш­ка — Луиза Бартл (Louise Bartle), о кото­рой ты сам упо­мя­нул сей­час. Это не совсем при­выч­но для рок-коллективов. В чём, по-твоему, отли­чие нынеш­ней Bloc Party от «пер­во­на­чаль­ной вер­сии» груп­пы?

— Не знаю, мне кажет­ся это не так уж необыч­но, когда в груп­пе удар­ник — девуш­ка. Для кого-то это может быть непри­выч­ным, но не для меня. Но вот сей­час ты ска­зал, и я об этом заду­мал­ся. Для ста­ро­мод­ных сек­си­стов, навер­ное, это так выгля­дит: жен­щи­на игра­ет на инстру­мен­те так, как муж­чи­на.

 

Наверное, её появ­ле­ние при­внес­ло какую-то новую энер­гию в груп­пу?

— Да, она опре­де­лён­но при­внес­ла новую силу, новую энер­гию в груп­пу. Но, преж­де все­го, она бес­по­доб­ный музы­кант. Пожалуй, это луч­ший бара­бан­щик, с кото­рым мне когда-либо дово­ди­лось вме­сте играть. То же каса­ет­ся и Джастина (Харриса) – он фено­ме­наль­ный музы­кант. Меня очень вооду­шев­ля­ет рабо­тать с таки­ми музы­кан­та­ми и пости­гать, как они слы­шат музы­ку и как они её дела­ют. Для нас это новое дело – писать музы­ку с новы­ми музы­кан­та­ми. Мы про­дол­жа­ем позна­вать вку­сы друг дру­га. Это кру­то и вооду­шев­ля­ет.

Группа Bloc Party доби­лась пер­вых успе­хов до того, как насту­пи­ла все­мир­ная эра соци­аль­ных медиа. Как ты счи­та­ешь, вот сей­час – для новых, моло­дых групп и музы­кан­тов, что дела­ют инте­рес­ную, яркую, но и, вме­сте с тем, ком­мер­че­скую музы­ку — ста­ло слож­нее или лег­че про­бить­ся на миро­вую сце­ну?

— Я не знаю, вот чест­но. Я не так уж мно­го знаю об этом.Я мно­го знаю о том, что дела­ем мы. Но я не осо­бо думаю о том, как рабо­та­ет эта инду­стрия и как это вли­я­ет на меня напря­мую. Какой совет я бы мог дать сей­час моло­дым музы­кан­там? Я не осо­бо зани­ма­юсь соц­ме­диа. Да, у меня есть стра­нич­ки Twitter и Facebook, но я исполь­зую это ни для чего ино­го, кро­ме как для про­дви­же­ния сво­ей музы­ки. Я не исполь­зую их для сво­ей лич­ной жиз­ни. Так что я не луч­шая пер­со­на, кого об этом сто́ит спрашивать.Я думаю, будь я лет на 10 млад­ше, это, пола­гаю, было бы очень важ­но для меня. Мне ско­рее нуж­но обе­ре­гать себя от тако­го. Я знаю, моло­дые музы­кан­ты посто­ян­но делят­ся там какой-то инфор­ма­ци­ей — о себе, о сво­ей жиз­ни, но меня это совсем не увле­ка­ет. Но, как я пони­маю, для моло­дых испол­ни­те­лей, навер­ное, это нуж­но делать.

 

АУДИО-версия выпус­ка №370 STEREOBAZA:

Благодарности за помощь в под­го­тов­ке мате­ри­а­ла:
Анна Балент, Андрей Клымкив, Ольга Ермак, Евгения Люлько (фото).

 

Слушайте / читай­те так­же интер­вью с Alt‑J:

Дабл-интервью с Franz Ferdinand / Sparks:

 

Также ранее в STEREOBAZA:

Интервью Stereoigor с Энди Флетчером / Depeche Mode (2011):

Берлинское интер­вью Stereoigor с Й.Арбайтом / Einstürzende Neubauten

 

Первый аудио жур­нал STEREOBAZA транс­ли­ру­ет­ся в эфи­ре Просто Ради.О.
Также аудио жур­нал досту­пен в виде под­ка­стов на плат­фор­мах iTunes, Mixcloud, PromoDJ:

1) PromoDJ (+ мож­но ска­чи­вать бес­плат­ноhttp://promodj.com/stereoigor

2) iTunes https://itunes.apple.com/ua/podcast/stereoigor/id1126871780

3) Mixcloud https://www.mixcloud.com/stereobaza/

и в раз­де­ле дан­но­го сай­та stereobaza/AUDIO.

 

Поделиться: