Jay-Jay Johanson: «Чем меньше город, в котором живешь, тем громче нужно заявлять о себе»

Интервью с Jay-Jay Johanson слу­ча­лись у нас в STEREOBAZA не еди­но­жды. Мы реши­ли опуб­ли­ко­вать тек­сто­вую вер­сию бесе­ды одной из встреч, состо­яв­шей­ся у Stereoigor с этим оба­я­тель­ней­шим швед­ским арти­стом после выхо­да девя­то­го аль­бо­ма Йохансона «Cockroach» (2013).

Stereoigor: Сейчас наста­ло вре­мя оче­ред­но­го жиз­нен­но­го цик­ла: воз­вра­ща­ет­ся трип-хоп. Morcheeba, Tricky запи­са­ли пла­стин­ки с саун­дом, очень похо­жим на их пер­вые рабо­ты. Твоя запись «Cockroach» вре­ме­на­ми хоть и похо­жа на ран­ние рабо­ты, но всё же зву­чит ина­че, чем дебют. Ты не пыта­лись тоже повто­рить звук пер­во­го аль­бо­ма «Whiskey»?

Jay-Jay Johanson: — Да, новый аль­бом зву­чит по-иному. Дело в том, что его запись осу­ществ­ля­лась боль­ше с живы­ми рекорд-сессиями – в то вре­мя, как в моём дебют­ном дис­ке было мно­го семплов. Да, я согла­сен с тем, что новый аль­бом Tricky дей­стви­тель­но вре­ме­на­ми зву­чит доволь­но близ­ко к его пер­вой пла­стин­ке. Но мне инте­рес­но дви­гать­ся даль­ше в зву­ке. Хотя эле­мен­ты трип-хопа в «Cockroach» при­сут­ству­ют.

Эксклюзивное интер­вью с Tricky мож­но про­чи­тать и услы­шать здесь.

 

В тво­ём вто­ром аль­бо­ме — «Tattoo» —  есть трек, кото­рый так и назы­ва­ет­ся — «Jay-Jay Johanson». Он сде­лан так, слов­но ты про­сто отве­тил на вопро­сы анке­ты. Как эта идея при­шла тебе в голо­ву?

- Прежде все­го, когда я при­ду­мы­вал эту пес­ню, я хотел боль­ше рас­ска­зать о себе. Это было уже после выхо­да моей дебют­ной пла­стин­ки. И тогда я поду­мал, что было бы хоро­шо во вто­ром аль­бо­ме дать воз­мож­ность слу­ша­те­лям боль­ше позна­ко­мить­ся со мной. Поэтому я и решил сде­лать такую пес­ню, в таком виде, как буд­то отве­чаю на вопро­сы, ска­жем, поли­цей­ско­го рапор­та.

Я не раз слы­шал, что, несмот­ря на твою миро­вую извест­ность, на родине, в Швеции ты не так попу­ля­рен, как в дру­гих стра­нах мира. Это по-прежнему так?

- Да, это так — менее все­го я изве­стен имен­но в Швеции и Африке. В Африке мы не про­во­дим выступ­ле­ний, да и дис­ки там мои не про­да­ют­ся.

А вот в Швеции ситу­а­ция тако­ва, что там, в основ­ном, всё очень ори­ен­ти­ро­ва­но на бри­тан­ский и аме­ри­кан­ский музы­каль­ный бабл-гам-поп рынок. Поскольку моя музы­ка отли­ча­ет­ся, то вполне есте­ствен­но, что попу­ляр­ность в дру­гих стра­нах выше.

Мы с груп­пой очень часто высту­па­ем в Китае, Японии, в Мексике. В Швеции я начи­нал как экс­пе­ри­мен­та­тор, и вырос в доволь­но малень­ком город­ке — с насе­ле­ни­ем все­го 7 тысяч чело­век. Эрик — кон­церт­ный кла­виш­ник — тоже отту­да. Артисту лег­че ока­зать­ся заме­чен­ным в круп­ных горо­дах таких музы­каль­ных с огром­ны­ми рын­ка­ми. У меня было по дру­го­му. Ведь чем мень­ше город, в кото­ром живешь, тем гораз­до гром­че тебе нуж­но заяв­лять о себе.

 

Тем не менее, очень мно­го кол­лек­ти­вов имен­но из Швеции вышло на миро­вую сце­ну. Те же Miike Snow, напри­мер, и дру­гие новые зна­ме­ни­тые име­на. То есть, в срав­не­нии с раз­ме­ром стра­ны, как бы не боль­ше всех осталь­ных.

- Бо́льшая часть этих групп, конеч­но, игра­ет в более мэйнстрим-направлении.
Хотя если исполь­зо­вать пред­ло­жен­ное сей­час Вами срав­не­ние с чис­лен­но­стью насе­ле­ния – то тут, пожа­луй, будет лиди­ро­вать Исландия, где живет все­го 250 тысяч чело­век.
Тем не менее, после Bjork и Sugar Cubes откры­лась целая линей­ка инте­рес­ных испол­ни­те­лей и арти­стов, кото­рые регу­ляр­но появ­ля­ют­ся из Исландии на миро­вую сце­ну.

Ты пишешь музы­ку, кото­рая неча­сто попа­да­ла в эфир поп-радиостанций и музы­каль­ных теле­ка­на­лов (за исклю­че­ни­ем, пожа­луй, аль­бо­ма «Антенна»). Тем не менее, ты очень попу­ляр­ный артист и на твои кон­цер­ты при­хо­дит мно­же­ство людей. Как ты дума­ешь, не была пере­оце­не­на ли роль радио и теле­ви­де­ния в успе­хе совре­мен­ных музы­кан­тов?

- В этом вели­кая сила Интернета. Когда нас впер­вые при­гла­ша­ли в Мексику, напри­мер, я выяс­нил, что там про­да­но все­го око­ло пяти­сот копий моих запи­сей. Тем не менее, инте­рес всё рав­но есть. Люди нахо­дят музы­ку, кото­рая им инте­рес­на, и сей­час им здо­ро­во помо­га­ет в этом Сеть.

В Евангелии от Матфея ска­за­но: «От избыт­ка серд­ца гово­рят уста». В тво­их пес­нях все­гда мно­го боли, скор­би, отча­я­ния. Ты дей­стви­тель­но настоль­ко несчаст­лив в реаль­ной жиз­ни?

- Когда я сочи­няю пес­ни, я пишу мно­го об оди­но­че­стве. Когда я был совсем один, мно­го лет назад, я и писал об этом. Потом у меня появи­лась семья – жена, ребё­нок. Однако я вынуж­ден очень мно­го ездить — Китай, Европа, Япония. Я про­во­жу мно­го вре­ме­ни вда­ли от дома, от семьи. Поэтому те пес­ни, кото­рые я писал об оди­но­че­стве тогда, на самом деле искрен­ни и об оди­но­че­стве сей­час.

Ты объ­ез­дил с кон­цер­та­ми весь мир. Какая из стран – ауди­то­рий — наи­бо­лее люби­ма тобой?

- Это Франция. Так полу­чи­лось, что меня ранее все­го при­зна­ли во Франции, ещё в девя­но­стых, с пер­вы­ми запи­ся­ми.
Наибольший успех при­шёл ко мне имен­но там.

Ты уже не пер­вый раз в Украине. Ощущаются какие-то изме­не­ния в здеш­ней пуб­ли­ке?

- Изменения я вижу вот в чём: новые поко­ле­ния моло­дых людей сей­час рас­тут на, в общем-то, одной и той же радио-форматной музы­ке и музы­ке, кото­рая кру­тит­ся на музы­каль­ных теле­ка­на­лах. Поэтому гра­ни­цы исче­за­ют, раз­ли­чия ухо­дят. Среди более взрос­лых ауди­то­рий они еще как-то чув­ству­ют­ся, но чем млад­ше слу­ша­те­ли, тем всё боль­ше они похо­жи меж­ду собой

 

Также напом­ним о ещё одной запи­сан­ной бесе­де Stereoigor с jay-Jay Johanson:

 

Подпишись бес­плат­но на все важ­ные музы­каль­ные ново­сти:

 

Поделиться: