WhoMadeWho: «Мы воспеваем жизнь!»

Первое интер­вью с Йеппе Кьёлбергом из дат­ско­го трио WhoMadeWho у авто­ра STEREOBAZA состо­я­лось в году 2006, когда груп­па толь­ко соби­ра­лась запи­сы­вать вто­рой сту­дий­ный аль­бом “The Plot”. Мы бесе­ду­ем с фронт­ме­ном Йеппе Кьёлбергом и вокалистом/бас-гитаристом Томасом Хюффдингом о новой пла­стин­ке WhoMadeWho «Dreams» (2014) и киев­ских впе­чат­ле­ни­ях, о том, чем Украина похо­жа на Мексику, о видео-юморе и об испор­чен­но­сти дат­чан, а так­же поче­му музы­кан­там при­шлось пол­но­стью раз­де­вать­ся зимы.

АУДИО-версия интер­вью:

Йеппе, рас­ска­жи, как стро­и­лась рабо­та над вашей новой пла­стин­кой “Dreams”?

Йеппе Къельберг: — Как обыч­но, мы соби­ра­ем­ся в сту­дии и пишем новые пес­ни. У нас было более полу­то­ра десят­ков новых ком­по­зи­ций, из кото­рых мы отби­ра­ли мате­ри­ал для новой пла­стин­ки. Нам дале­ко не сра­зу нра­вит­ся то, что полу­ча­ет­ся, поэто­му мы про­дол­жа­ем усо­вер­шен­ство­вать пес­ни сно­ва и сно­ва, пока они, нако­нец, не будут зву­чать так, как хотим.

Йеппе, Я слы­шал, что два пред­ше­ству­ю­щих аль­бо­ма WhoMadeWho — “Knee Deep” и «Brighter» — заду­мы­ва­лись как «один — рок-альбом, один — поп-альбом». Так и было?

Йеппе: — Идея была в том, что­бы один аль­бом сде­лать экс­пе­ри­мен­таль­ным, а дру­гой — поп­со­вым, с креп­ки­ми поп-песнями.

“Knee Deep” был более экс­пе­ри­мен­таль­ным аль­бо­мом?

Йеппе: — “Knee Deep” полу­чил­ся такой запи­сью, кото­рую мы дела­ли «игра­ю­чи», полу­чая удо­воль­ствие от само­го про­цес­са созда­ния музы­ки. “Brighter” же мы запи­сы­ва­ли с целью полу­чить эта­кий «песен­ный» аль­бом. Процесс запи­си “Knee Deep” нас очень вдох­но­вил, как вдох­но­ви­ло и испол­не­ние этой музы­ки «вжи­вую». Мы про­ник­лись настро­е­ни­ем запи­сать новую пла­стин­ку — игри­вую, весё­лую, и, при этом такую, в кото­рой игри­вость этих песен была на новом уровне.

У вас в сдво­ен­ном видео “Running Man / The Sun” есть тон­кие сар­ка­стич­ные дета­ли — «Пирамида само-актуализации Барфода» и яко­бы его кни­га о жиз­нен­ном успе­хе. Плюс ост­ро­ум­но раз­ви­ва­ет­ся тема кри­зи­са 40-летнего воз­рас­та. Чья это была идея? Она вызре­ла внут­ри WhoMadeWho или вам её цели­ком пред­ло­жи­ли кли­п­мей­ке­ры?

— Мы все­гда при­ни­ма­ем уча­стие в созда­нии видео. Это явля­ет­ся про­дол­же­ни­ем груп­пы, её виде­ния. Конечно, у нас пони­ма­ние того, каким может быть клип. Например, в видео “Keep Me In My Plane” снял­ся наш участ­ник Томас Хюффдинг. В “Every Minute Alone” сыг­рал я. А двой­ное видео “Running Man / The Sun” — с Томасом Барфодом. В этом как раз и идея — в каж­дом видео фоку­си­ро­вать­ся на каком-то одном из участ­ни­ков груп­пы. Книга в кли­пе, конеч­но, фейк, но мне нра­ви­лась идея создать нечто дра­ма­тич­ное, но при этом не осно­ван­ное на реаль­ных собы­ти­ях. И одну из глав­ных ролей в видео “Running Man / The Sun” сыг­рал парень-актёр из Дании.

Ты шутишь? Я был уве­рен, что это ты!

Йеппе: — Да-да, парень дей­стви­тель­но выгля­дит как я, очень похож, но это прав­да не я. Мы наме­рен­но доби­лись тако­го точ­но­го сход­ства, чтоб он выгля­дел похо­жим на меня, но это на самом деле это при­гла­шен­ный актёр.

WhoMadeWho само­сто­я­тель­но про­дю­си­ро­ва­ли пла­стин­ку «Dreams»?

Йеппе: — Да. Полностью. У нас есть доста­точ­ный опыт про­дю­си­ро­ва­ния и чув­ство того, как это долж­но зву­чать.

В декаб­ре 2013 WhoMadeWho пред­ста­ви­ли видео “The Morning”, в созда­нии кото­ро­го мог­ли при­нять уча­стие все жела­ю­щие. От видео-добровольцев тре­бо­ва­лось одно: выслать груп­пе изоб­ра­же­ния того, как люди выгля­дят утром. Коллаж фото­гра­фий и корот­ких видео-фрагментов стал офи­ци­аль­ным видео для сингла “The Morning”, пред­ва­ряв­ше­го пятый лонг­плей WhoMadeWho “The Dreams”.

Помню, в году 2007 году ты мне ска­зал, что пре­иму­ще­ство рабо­ты в трио — «любые спор­ные вопро­сы реша­ют­ся быст­ро: 2 голо­са про­тив одно­го». Это пра­ви­ло в WhoMadeWho по-прежнему рабо­та­ет?

Йеппе: — Да.

Вы несколь­ко лет рабо­та­ли с мюн­хен­ским лей­б­лом Gomma. Почему вы пре­кра­ти­ли это сотруд­ни­че­ство?

Йеппе: — Это вполне есте­ствен­ное реше­ние, пото­му что мы очень-очень боль­шие дру­зья с Gomma. Но, хотя мы и пре­крас­ные дру­зья, нам при­шло вре­мя дви­гать­ся в новом направ­ле­нии. В сто­ро­ну, ска­жем, техно-звучания. Поэтому мы таким есте­ствен­ным обра­зом пере­шли тогда на дру­гой немец­кий лей­бл — Kompakt. Мы по-прежнему дру­жим с Gomma. Мы про­сто пошли немно­го по дру­го­му пути, изме­нив направ­ле­ние наше­го дви­же­ния и даль­ней­ше­го раз­ви­тия.

 

Помимо рабо­ты внут­ри WhoMadeWho участ­ни­ки трио зани­ма­ют­ся сто­рон­ни­ми про­ек­та­ми. 

АУДИО-версия интер­вью:

СМОТРИТЕ/СЛУШАЙТЕ/ЧИТАЙТЕ так­же «выезд­ное» интер­вью Stereoigor с WhoMadeWho (Копенгагет, 2018):

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Для соль­ных аль­бо­мах бара­бан­щи­ка WhoMadeWho Томаса Барфода ты спел в паре песен. Почему вы не изда­ё­те эти запи­си про­сто как WhoMadeWho?

Йеппе: — Это пото­му что в WhoMadeWho мы, всё-таки, три инди­ви­ду­аль­но­сти, три раз­ных чело­ве­ка. Томас — ещё и очень хоро­ший про­дю­сер. Поэтому для него очень важ­но делать что-то отдель­но, будучи чем-то ещё, кро­ме как одной из состав­ля­ю­щих частей WhoMadeWho. Поэтому ему хочет­ся иметь такой выход для его дея­тель­но­сти. Я с удо­воль­стви­ем спел для него в паре тре­ков — для меня это тоже здо­ро­во иметь воз­мож­ность немно­го попрак­ти­ко­вать­ся в чём-то новом.

Ты, навер­ное, не отве­тишь… Но ты спел бес­плат­но для соль­ных запи­сей Томаса Барфода?

Йеппе: — Ну, нет, не пря­мо абсо­лют­но бес­плат­но. Какие-то неболь­шие отчис­ле­ния от про­даж мне там пола­га­ют­ся.

Возвращаясь к ново­му лонг­п­лею WhoMadeWho — что ска­жешь с саун­де пла­стин­ки “Dreams”?

Йеппе: — Это боль­ше имен­но пес­ни. При этом он всё-таки бли­зок к «клас­си­че­ско­му» WhoMadeWho. Нам хоте­лось запи­сать пла­сти­ку ещё более хоро­шую, чем наш преж­ний аль­бом “Brighter”.

 

В мае 2013 вы впер­вые высту­пи­ли в Киеве. Каковы ваши впе­чат­ле­ния, ожи­да­ли ли вы настоль­ко оше­ло­ми­тель­ный при­ём укра­ин­ской пуб­ли­ки? При том, что ваши аль­бо­мы у нас не изда­ва­лись…

Йеппе: — Нет, мы даже не пред­став­ля­ли, что нас будут так при­ни­мать! Похожий опыт у нас был в Мексике, где нас встре­ча­ли как реаль­ных поп-звёзд. При том, что там тоже не изда­ва­лись наши аль­бо­мы, но, тем не менее, все люди на
кон­цер­те зна­ли наши пес­ни, за что мы, конеч­но, ска­за­ли спа­си­бо.

Что каса­ет­ся киев­ской ауди­то­рии, я ощу­тил от людей виб­ра­ции люб­ви и вооду­шев­ле­ния музы­кой.

Я почув­ство­вал, что люди здесь жаж­дут инте­рес­ной музы­ки. Это очень пози­тив­ный момент для нас, ведь мы как раз и пыта­ем­ся созда­вать такую, новую музы­ку — све­жую и лишен­ную обще­при­ня­тых кли­ше и сте­рео­ти­пов.
Побывать в Украине, уви­деть столь­ко тан­цу­ю­щих на нашем кон­цер­те людей — было здо­ро­во.
Люди ска­чи­ва­ют нашу музы­ку бес­плат­но, инте­ре­су­ют­ся ею, и это здо­ро­во для нас.

Вопрос Томасу Хюффдингу — Томас, а насколь­ко твои впе­чат­ле­ния от киев­ско­го кон­цер­та сов­па­ли с ожи­да­ни­я­ми?

Томас: — Честно гово­ря, я что-то такое пред­по­ла­гал. Нас при­ни­ма­ли в Украине вез­де очень хоро­шо, пото­му такая пози­тив­ная отда­ча от укра­ин­цев на кон­цер­те, навер­ное, зако­но­мер­на. Ты зна­ешь, я обо­жаю тол­пу. Мы как раз хоте­ли такую ауди­то­рию — людей, кото­рые откры­ты, радуш­ны и дру­же­ствен­ны. И в каж­дую мину­ту, в каж­дую секун­ду кон­цер­та нам были адре­со­ва­ны сот­ни и тыся­чи улы­бок совер­шен­но уди­ви­тель­ных деву­шек.

Томас, Вы все­гда пьё­те вод­ку на сцене? Это выгля­де­ло пока­за­тель­но, как буд­то это ваша тра­ди­ция.

Томас: — О, нет, нет! Это вся­кий раз по-разному. Мы ста­ра­ем­ся все­гда при­да­вать нашим кон­церт­ным выступ­ле­ни­ям живость и дина­ми­ку. Поэтому это вся­кий раз про­ис­хо­дит по-разному.

Когда-то мы высту­па­ем абсо­лют­но трез­вы­ми, ино­гда можем напить­ся. Когда пуб­ли­ка заве­де­на и хочет по-настоящему отрыв­ной вече­рин­ки, мы дела­ем так, что­бы быть с пуб­ли­кой на одной волне, и это рабо­та­ет. Может, конеч­но, так мы сыг­ра­ем пару фаль­ши­вых нот в каких-то пес­нях, но, по боль­шо­му счё­ту, это не так уж важ­но.

Йеппе, не хоте­ли бы вы сно­ва при­е­хать с выступ­ле­ни­ем к нам в Украину?

Йеппе: — Да. Очень. В наш пер­вый при­езд в Киев — я ощу­тил, что люди у вас очень пози­тив­ные. Это как, ска­жем, в Испании или на юге Франции — пото­му что там тоже люди очень увле­чён­ные и так­же очень пози­тив­ные.

При этом ты, навер­ное, зна­ешь, что у нас дале­ко не самая зажи­точ­ная стра­на в Европе.

Йеппе: — Да-да, я знаю, но, что гораз­до важ­нее, это жела­ние радо­вать­ся жиз­ни. И это важ­но для WhoMadeWho — там, где мы быва­ем, мы обя­за­тель­но ста­ра­ем­ся отпразд­но­вать это ощу­ще­ние жиз­ни, да и про­сто — быть живым.

Приезжая в такие стра­ны, как Украина здо­ро­во вый­ти и ска­зать: «Привет! Мы здесь, мы с вами, давай­те это отме­тим и здо­ро­во про­ве­дём вре­мя вме­сте!»

Принято думать, что если в стране не всё в поряд­ке с эко­но­ми­че­ски­ми пока­за­те­ля­ми, то и люди обя­за­тель­но долж­ны быть злы­ми и агрес­сив­ны­ми. Но когда мы высту­па­ем перед таки­ми ауди­то­ри­я­ми, то реаль­но ощу­ща­ем чув­ство под­ни­ма­ю­ще­го­ся настро­е­ния у пуб­ли­ки. Для нас это важ­но, ведь мы при­е­ха­ли из обще­ства, где люди испор­че­ны.

Люди живут зажи­точ­но, и это их в какой-то мере пор­тит. Сейчас, когда мы ста­ли меж­ду­на­род­ной при­знан­ной груп­пой, мы воз­вра­ща­ем­ся в Данию, в Копенгаген, люди конеч­но при­хо­дят на наши выступ­ле­ния. Но ранее, когда мы устра­и­ва­ли кон­цер­ты, это не очень-то цени­лось у нас, и реак­ция была что-то вро­де «ой, да какая раз­ни­ца…». Но сей­час они чув­ству­ют эту нашу энер­гию, с кото­рой мы вос­пе­ва­ем жизнь. Да, мы имен­но вос­пе­ва­ем жизнь. Это очень чув­ствен­ный момент.

Вы и сей­час про­жи­ва­е­те в Копенгагене, да?

Йеппе: — Да.

Как я пони­маю, вы доволь­но мно­го вре­ме­ни про­во­ди­те в Германии? Есть раз­ни­ца в музы­каль­ных рын­ках этих стран?

Йеппе: — Да, это так. У нас все­гда было ощу­ще­ние, что Дания — ну, как бы не совсем под­хо­дя­щий для нас рынок, хотя он несколь­ко и вырос. Для нас все­гда основ­ной тер­ри­то­ри­ей была Германия. Мы вышли с мюн­хен­ско­го лей­б­ла Gomma. Затем пере­бра­лись на кёльн­ский лей­бл Kompakt. И нам все­гда нра­ви­лись тра­ди­ции немец­кой элек­тро­ни­ки.

Ну вот вы же и зву­чи­те, в общем-то, не так уж дале­ко от краут-рок-групп из Германии. Вы к это­му дей­стви­тель­но стре­ми­лись, или это вышло само собой?

Йеппе: — Мы к это­му не стре­ми­лись наме­рен­но. То есть мы дви­га­лись в этом направ­ле­нии, но это не было нашим конеч­ным замыс­лом. Нам про­сто очень нра­вит­ся под­ни­мать настро­е­ние пуб­ли­ке, и мы так­же любим иро­ни­зи­ро­вать, ино­гда скры­то. Но нем­цам это как раз нра­вит­ся. И хотя часто мно­гие из них выгля­дят доволь­но серьёз­ны­ми, они любят юмор. Ну, и у нас ино­гда какой-никакой юмор тоже есть.

Абсолютно! Многие мои зна­ко­мые отме­ча­ют, поми­мо музы­ки, ещё и видео-работы WhoMadeWho.

Йеппе: — Ну это, опять-таки, не само­цель. Мы пози­тив­ные люди. И у нас есть жела­ние радо­вать­ся жиз­ни и делать нечто пози­тив­ное. Ведь в инди-роке, напри­мер, посто­ян­но поют о какой-то печа­ли, гру­сти. Для нас музы­каль­ное раз­ви­тие как раз и состо­ит в том, что­бы делать что-то такое, что явля­ет­ся пози­тив­ным и повы­ша­ет настро­е­ние. Потому что мы дей­стви­тель­но насла­жда­ем­ся жиз­нью и хотим этим поде­лить­ся.

Один из моих люби­мых кли­пов WhoMadeWho — это “Every Minute Alone”. Во мно­гом, бла­го­да­ря вашей бли­ста­тель­ной иро­нии…

Йеппе: — Знаешь, коман­да “Goodboy!Creative”, кото­рая созда­ла видео “Every Minute Alone”, созда­ла имен­но иро­нич­ное видео, но, в дей­стви­тель­но­сти — это пес­ня депрес­сив­ная и груст­ная. Видео же к ней — доволь­но весё­лое, поэто­му полу­чи­лась такая хоро­шая ком­би­на­ция.

Но, повто­рюсь, лич­но для меня пес­ня “Every Minute Alone” — очень депрес­сив­ная. Потому что она о том, как быть совре­мен­ным чело­ве­ком и чув­ство­вать оди­но­че­ство, каза­лось бы, имея при этом всё. Когда клип был готов, мы ска­за­ли: «Йеее! Отлично!».

Когда ты из бога­тых стран Скандинавии — это как раз то, что нуж­но. И тогда же это видео ста­ло одним из луч­ших кли­пов за год в Скандинавии. Он как раз отоб­ра­зил реаль­ность зажи­точ­но­го мира.

Не могу не спро­сить о ещё одном видео WhoMadeWho 2008 года — “TV Friend”. Очень про­стое, сня­тое на пес­ню с изде­ва­тель­ским тек­стом о луч­шем друге-телевизоре… Как вы реши­ли сыг­рать на кар­тон­ках в поме­ще­нии, похо­жем на под­зем­ный пере­ход?

Йеппе: — Ну там в кли­пе, если пом­нишь, мы ещё и голые…
Эта пес­ня в общем-то, всё о том же — как быть совре­мен­ным чело­ве­ком. Который мно­го смот­рит теле­ви­зор, при этом стра­дая и огор­ча­ясь от это­го. Мы позна­ко­ми­лись с Саймоном Оуэнсом, он и захо­тел сде­лать аван­гард­ное видео, в кото­рым мы будем голы­ми. Мы сни­ма­лись в одной из зна­ме­ни­тых арт-студий, где нас пол­но­стью рас­кра­си­ли чёр­ным. Это было забав­но.

Вам не было холод­но?

Йеппе: — Это была ров­но сере­ди­на зимы, поэто­му нам было про­сто адски холод­но. Но мы сде­ла­ли это.

Йеппе, когда-то ты мне ска­зал, что кавер-версия пес­ни “Satisfaction” появи­лась у WhoMadeWho, когда у вас мало песен в репер­ту­а­ре. Сейчас у вас мате­ри­а­ла доста­точ­но. Почему вы про­дол­жа­е­те его испол­нять?

Йеппе: — Ну, зна­ешь, сей­час это такой уже crowd-pleaser — то есть пес­ня «в уго­ду пуб­ли­ке». Когда ауди­то­рия нас вызы­ва­ет на бис, то обыч­но мы её испол­ня­ем на про­ща­ние.

 

Кстати, сам Бенни Бенасси слы­шал ваш кавер? Как он ему?

Йеппе: — Да-да, он слы­шал. Наш вари­ант “Satisfaction” понра­вил­ся Бенасси, и, более того, мне ска­за­ли, что после это­го он решил сде­лать «cover on cover» — то есть создать свой кавер на наш кавер его же пес­ни. Это забав­но.

АУДИО-версия интер­вью:

Слушайте/читайте так­же новое «выезд­ное» интер­вью Stereoigor с WhoMadeWho из Копенгагена (2018):

Поделиться: