WhoMadeWho: «Мы можем закончить в любой момент»

Эта бесе­да с WhoMadeWho уста­нав­ли­ва­ет сво­е­го рода «лич­ный рекорд».
Первое интер­вью с WhoMadeWho Игорь Панасенко aka Stereoigor сде­лал более 10 лет назад, ещё до того, как WhoMadeWho ста­ли настоль­ко извест­ны и попу­ляр­ны во всё мире.

С тех пор Stereoigor регу­ляр­но интер­вью­и­ру­ет груп­пу — несколь­ко интер­вью вышло, в том чис­ле, и в рам­ках пер­во­го аудио жур­на­ла STEREOBAZA (бесе­да 2014 года тут). Новая встре­ча — чет­вёр­тое интер­вью — состо­я­лась в «гостях» у груп­пы — в копен­га­ген­ской сту­дии музы­кан­тов. Беседа была запи­са­на до выхо­да ново­го аль­бо­ма «Through The Walls» трио. 19 янва­ря 2018 вышел шестой сту­дий­ный аль­бом WhoMadeWho, так что мы сдер­жа­ли обе­ща­ние опуб­ли­ко­вать нашу бесе­ду уже после рели­за лонг­плея. Кстати, в суб­бо­ту, 17 фев­ра­ля WhoMadeWho высту­пят в Киеве в CHI.

 

Менее часа на авто­бу­се из швед­ско­го горо­да Мальмё — в том чис­ле  по Эресуннскому мосту, извест­но­му мно­гим по теле­се­ри­а­лу «Bron / Broen» — и мы в сто­ли­це Королевства Дании. Минут 5–7 пеш­ком от авто­бус­ной оста­нов­ки до зара­нее ука­зан­но­го груп­пой адре­са  — и мы в зву­ко­вой лабо­ра­то­рии WhoMadeWho. Внутри непри­мет­но­го с виду доми­ка — сту­дия трио, где мы бесе­ду­ем с «одной тре­тью» груп­пы — бас-гитаристом, про­дю­се­ром, вока­ли­стом и сон­грай­те­ром. Tomas Høffding, он же автор соб­ствен­но­го соль­но­го про­ек­та Bon Homme, рас­ска­зал о буду­щем аль­бо­ме WhoMadeWho, болез­нен­ной демо­кра­тии внут­ри груп­пы, новом лонг­плее и музы­каль­ной селек­ции.

 

Томас, это, по-моему, уже тре­тье интер­вью WhoMadeWho в пер­вом аудио-журнале, так что вы хоро­шо зна­ко­мы нашей ауди­то­рии. Расскажи, пожа­луй­ста, слу­ша­те­лям «Стереобазы» на Просто Ради.О о новом аль­бо­ме WhoMadeWho “Through The Walls”. Чем он похож и не похож на преды­ду­щие пла­стин­ки WhoMadeWho?

— Всегда труд­но опи­сать аль­бом, когда ты их запи­сал уже мно­го.
Во-первых, у нас ушло боль­ше вре­ме­ни для его под­го­тов­ки и мы были сфо­ку­си­ро­ва­ны на нём боль­ше, чем когда бы то ни было ранее. Некоторые из наших аль­бо­мов мы запи­сы­ва­ли доволь­но быст­ро. На дру­гие тра­ти­ли мно­го вре­ме­ни, но всё рав­но они были бес­по­ря­доч­ны­ми: мы исполь­зо­ва­ли несколь­ко сту­дий для запи­си, про­бо­ва­ли раз­ные под­хо­ды при созда­нии музы­ки. Они полу­ча­лись эклек­тич­ны­ми и рас­фо­ку­си­ро­ван­ны­ми.
Сейчас же мы рабо­та­ли по неко­то­рой задан­ной тра­ек­то­рии. Такой под­ход сде­лал мате­ри­ал креп­че, чем любой дру­гой из того, что мы запи­сы­ва­ли рань­ше.

 

Ты же сам зна­ешь, такие обор­мо­ты, как я – мы все­гда гово­рим, что наш новый мате­ри­ал все­гда самый луч­ший, но я дей­стви­тель­но так это ощу­щаю.

Ну да, в этот момент музы­кан­ты обыч­но гово­рят, что самый послед­ний на сей­час аль­бом — все­гда их самый люби­мый…

— Я сей­час пре­дель­но честен. Потому что мой самый люби­мый аль­бом WhoMadeWho, я думаю, это наш пер­вый лонг­плей.

 

В дат­ском язы­ке есть такое сло­во –  stringent — то есть «стро­гий», «скру­пу­лёз­ный». Легче все­го ска­зать, что наш пер­вый аль­бом имен­но таким и полу­чил­ся. Затем мы езди­ли по миру, сде­ла­ли мно­го дру­го­го.
Наш новый аль­бом, мож­но ска­зать, «завод­ной» — и это сво­е­го рода воз­вра­ще­ние к пер­во­му аль­бо­му WhoMadeWho в том смыс­ле, что он такой же клуб­ный. В нём есть энер­гия, кото­рая вызы­ва­ет в тебе жела­ние дви­гать­ся, когда ты его будешь слу­шать.
В нём прак­ти­че­ски нет «бал­ла­ста», зато в каж­дой песне есть грув. И мне он очень-очень нра­вит­ся. Мне дав­но хоте­лось такое запи­сать. Для про­дю­си­ро­ва­ния запи­си мы при­влек­ли дуэт «Kenton Slash Demon —  это Silas Moldenhawer и Jonas Kenton, они так­же игра­ют в When Saints Go Machine.

Ещё один про­дю­сер – Simon Littauer (высту­па­ю­щий с груп­пой The Asteroids Galaxy Tour).

У нас ушло на это око­ло 2 недель, но мы рабо­та­ли очень интен­сив­но. Они доба­ви­ли опре­де­лен­ной магии наше­му саун­ду. Так, что мож­но ска­зать, мы теперь зву­чим как самая насто­я­щая груп­па, а это — насто­я­щий аль­бом. Наши аль­бо­мы все­гда полу­ча­лись какими-то топор­ны­ми — навер­ное, это из-за того, как мы обыч­но рабо­та­ем.

 

Томас, насколь­ко я пом­ню, это, полу­ча­ет­ся, пер­вый аль­бом WhoMadeWho, кото­рый был запи­сан с при­вле­че­ни­ем про­дю­се­ров?

— Да! Это впер­вые, когда у нас были ещё про­дю­се­ры. Это не ситу­а­ция пол­но­го про­дю­си­ро­ва­ния все­го аль­бо­ма — но неко­то­рые тре­ки мы обсуж­да­ли с вопро­са­ми: чего бы в них хоте­лось доба­вить? Это была рабо­та на рав­ных, мы же тоже про­дю­си­ру­ем. Они доба­ви­ли вайб. Так, есте­ствен­ным обра­зом, уда­лось усо­вер­шен­ство­вать нашу обыч­ную струк­ту­ру песен.
Получился заме­ча­тель­ный аль­бом с пре­крас­ны­ми тре­ка­ми. На мой вкус, в нём нет нуд­ных инди-треков, каких-то шеро­хо­ва­то­стей или убер-поп-хитов (ну, может быть, какой-то один — ниче­го не могу поде­лать, ино­гда у меня такое полу­ча­ет­ся. Это при­ят­ная, энер­гич­ная и захва­ты­ва­ю­щая запись.

Томас, Когда в 2015 вышла ваш мини-альбом “Ember” где-то было заме­че­но^ «А что про­изой­дёт, если WhoMadeWho вдруг ста­нут серьёз­ны­ми?»  С миньо­ном Ember, как мне пока­за­лось, так и слу­чи­лось. Что-то тра­ги­че­ское, дра­ма­ти­че­ское про­ис­хо­ди­ло с вами в тот пери­од?

— Я не думаю, что обя­за­тель­но пря­мо «серьёз­ны­ми». Мы про­сто в тот момент выбра­ли такое направ­ле­ния для себя. Вот ты ска­зал наш «серьёз­ный» аль­бом – что ты име­ешь вви­ду?

 

Он самый нети­пич­ный для WhoMadeWho, не «мачо-подобный», не такой весё­лый.

— Вероятно, это пото­му что невоз­мож­но всё вре­мя делать толь­ко весё­лую и шут­ли­вую музы­ку на про­тя­же­нии 10 лет.
Может это такая, зна­ешь, скан­ди­нав­ская мелан­хо­лия накры­ла нас — сам посмот­ри вокруг на эту пого­ду и на эту гов­ня­ную зиму. Она же наго­ня­ет тос­ку, может быть поэто­му.  Это не было для нас пред­на­ме­рен­ным реше­ни­ем — посмот­ри на нас, ты же зна­ешь, мы очень счаст­ли­вые ребя­та. Может быть, когда ты слиш­ком счаст­лив, быва­ет и такое, я не знаю.

Томас, ска­жи, а не было ли так, что вы про­сто взя­ли тогда «обрез­ки», не вошед­шие в преж­ние сту­дий­ные дис­ки WhoMadeWho, и выпу­сти­ли их в виде мини-альбома?

— Нет, каж­дый наш новый аль­бом вы все­гда начи­на­ем зано­во. Мы нико­гда в жиз­ни не исполь­зу­ем ста­рый мате­ри­ал. Мы начи­на­ем с чисто­го листа каж­дый наш новый аль­бом. Чтобы они оста­ва­лись све­жи­ми и новы­ми.

 

С момен­та выхо­да ваше­го преды­ду­ще­го лонг­плея — “Dreams” — про­шло уже более 3 лет. За это вре­мя у каж­до­го из трёх участ­ни­ков WhoMadeWho про­дол­жа­ли выхо­дить соль­ные запи­си — в том чис­ле и у тво­е­го соб­ствен­но­го про­ек­та Bon Homme. Томас, ты можешь ска­зать, в чём для тебя раз­ни­ца меж­ду ним и груп­пой? В какой части Bon Homme это не WhoMadeWho и наобо­рот?

— Трудно ска­зать, на самом деле.
Потому что, когда ты направ­ля­ешь­ся в сту­дию, у тебя есть мас­са идей в каком направ­ле­нии рабо­тать. В конеч­ном ито­ге, музы­ка опре­де­ля­ет, куда ты напра­вишь­ся.
Я пишу пес­ни, пока­зы­ваю осталь­ной груп­пе: «Посмотрите, как кру­то!», на что мож­но услы­шать: «Да ну лад­но?!»

Я думаю, что мой про­ект Bon Homme более мяг­кая вер­сия, более интро­верт­ная, чем WhoMadeWho . WhoMadeWho в целом, для меня, все­гда нечто вро­де «мачо». Что кру­то.

 

Мачо?

— Ну да. Там и ритм, кото­рый зада­ёт Томас Барфод, бара­бан­щик, тоже все­гда такой очень «мачо»-бит. Я думаю, это суще­ствен­ная часть WhoMadeWho — в то вре­мя как мой про­ект лишён тако­го «мачиз­ма».

.
«Более эмо­ци­о­наль­ный», может быть, не самое под­хо­дя­щее сло­во, он, ско­рее, «более неж­ный» по зву­ча­нию.
Честно гово­ря, про­ект Bon Homme я начал ещё мно­го лет назад. Дело в том, что до WhoMadeWho я играл в одной груп­пе. Когда она рас­па­лась, у меня воз­ник­ло чув­ство, что я дол­жен иметь что-то вне WhoMadeWho.

Есть одна забав­ная шту­ка каса­тель­но WhoMadeWho — в первую поло­ви­ну вре­ме­ни суще­ство­ва­ния груп­пы для нас это был вооб­ще сугу­бо «сто­рон­ний» про­ект.

Это сра­зу нес­ло в себе гораз­до мень­ше вся­ких опа­се­ний — мы про­сто собра­лись, что­бы делать музы­ку ради удо­воль­ствия. Я думаю, поэто­му энер­гия вокруг WhoMadeWho все­гда была при­ят­ной.

Конечно, кру­то иметь груп­пу и гово­рить себе: «Нас трое навсе­гда! И мы нико­гда не пре­кра­тим играть!». Но важ­ный эффект в WhoMadeWho — это то, что мы зани­ма­ем­ся музы­кой с удо­воль­стви­ем. Но если в какой-то момент груп­па закон­чит суще­ство­ва­ние, ни для кого из нас это не будет кон­цом све­та. Я счи­таю, это очень важ­но для атмо­сфе­ры внут­ри.

Когда моя преды­ду­щая груп­па «закон­чи­лась», я поду­мал, что мне нуж­но сде­лать что-то новое. Там мы все­гда писа­ли пес­ни «в аку­сти­ке», а затем дела­ли рок-аранжировки. Я стал обду­мы­вать запись соль­но­го аль­бо­ма, но мне не хоте­лось делать его аку­сти­че­ским. Ведь для это­го при­шлось бы сно­ва соби­рать груп­пу, искать «аку­сти­че­ских» музы­кан­тов. В тот момент я поду­мал, что для меня гораз­до инте­рес­нее и полез­нее будет сде­лать элек­трон­ный про­ект, пото­му что у меня уже был этот песен­ный рок-фолк-бэкграунд.

Возвращаясь к тво­е­му преды­ду­ще­му вопро­су — старт Bon Homme для меня был элек­трон­ный музы­каль­ным при­клю­че­ни­ем. Я думаю, важ­ной частью созда­ния мое­го пер­во­го аль­бо­ма, да и вто­ро­го тоже, но, в боль­шей сте­пе­ни, пер­во­го — было сде­лать такое one-man-live-show.

Ди-джеинг по-своему тоже увле­ка­те­лен но я не DJ, дале­ко не DJ. Это была моя попыт­ка сде­лать что-то как DJ, но с исполь­зо­ва­ни­ем сво­е­го соб­ствен­но­го мате­ри­а­ла. То есть запи­сать пес­ни и затем испол­нять их на выступ­ле­ни­ях. Я исполь­зо­вал про­грам­му Ableton, созда­вая лупы, экс­пе­ри­мен­ти­руя. Когда я начи­нал, это всё было в новин­ку, а сей­час уже…

 

Это ста­ло не настоль­ко увле­ка­тель­но?

— Да, это уже не так захва­ты­ва­ет, как в то вре­мя: делать «лУпы» из соб­ствен­но­го голо­са, испол­нять, дуп­ли­ци­руя свой вокал. Сейчас, когда я её откры­ваю, я уже не пони­маю, что там к чему — в ней столь­ко вся­ких при­мо­чек и при­ло­же­ний.
Я мно­го репе­ти­ро­вал перед каж­дым выступ­ле­ни­ем.

В общем, когда я начал делать Bon Homme, это было не столь­ко про саму музы­ку, сколь­ко про плат­фор­му, на кото­рой я смо­гу делать свои живые выступ­ле­ния.

Спустя годы, когда я встре­тил певи­цу Lydmor — такое про­изо­шло, навер­ное, во вто­рой раз в моей жиз­ни. В пер­вый раз такое было, когда я встре­тил пар­ней из WhoMadeWho, и это было как оза­ре­ние. Потом несколь­ко лет я зани­мал­ся раз­ны­ми кол­ла­бо­ра­ци­я­ми с дру­ги­ми музы­кан­та­ми, и когда позна­ко­мил­ся с этой девуш­кой — Lydmor — я понял, что созда­вая музы­ку вдво­ём, мы можем гораз­до боль­ше, чем каж­дый сде­ла­ет пооди­ноч­ке. В этом и есть фокус — потом что теперь это не «клуб­ное шоу одно­го чело­ве­ка», а пол­но­цен­ный про­ект с пес­ня­ми.

Позднее я осо­знал, что отли­чия WhoMadeWho от мое­го соль­но­го про­ек­та в том, что он более мяг­кий, более мед­лен­ный.
Он не пре­тен­ду­ет на то, что­бы быть таким же сокру­ши­тель­ным, как WhoMadeWho. Невозможно «пере­бить» живые выступ­ле­ния WhoMadeWho из-за их супер-энергии и безу­мия. Для меня про­сто не име­ло бы смыс­ла делать то же самое. Я исполь­зую опыт, полу­ча­е­мый на кон­цер­тах WhoMadeWho, для того что­бы созда­вать при­ят­ную атмо­сфе­ру, но я не пыта­юсь вос­со­здать ту же энер­гию. Я ста­ра­юсь, что­бы это было более интим­но, сек­су­аль­но и немно­го более мрач­но.

Когда участ­ник груп­пы, име­ю­щий соль­ный про­ект, пишет пес­ни, воз­ни­ка­ет эле­мент кон­ку­рен­ции. Ты сочи­ня­ешь пес­ню, и потом дол­жен решить, куда имен­но её отда­вать в рабо­ту?
— Нет. Когда мы гото­ви­ли преды­ду­щий аль­бом WhoMadeWho, то так и про­ис­хо­ди­ло: мы писа­ли пес­ни имен­но для WhoMadeWho. То же с нашим новым аль­бо­мом. Сейчас, когда мате­ри­ал для выхо­дя­ще­го аль­бо­ма WhoMadeWho готов, я пишу пес­ни для Bon Homme c Lydmor.

 

То есть вы пише­те пес­ни, непо­сред­ствен­но при­сту­пая к рабо­те над аль­бо­мом?

— Да. У меня есть око­ло 50 песен, что оста­лись…

 

Томас, про­сти – 50? У вас было ещё 50 песен?

— Да, 50. Мы мно­го рабо­та­ем.
Это пес­ни, кото­рые не подо­шли для аль­бо­ма WhoMadeWho. Около деся­ти из них, я думаю, не подо­шли как раз из-за того, что для WhoMadeWho они слиш­ком мяг­кие. В любом слу­чае, труд­но ска­зать, поче­му нет — когда в груп­пе трое, конеч­но же, каж­дый хочет, что­бы как мож­но боль­ше песен имен­но его сочи­не­ния вошло в аль­бом.
Так что мате­ри­а­ла, с кото­рым мне пред­сто­ит ещё пора­бо­тать, мно­го.
Поэтому такой кон­ку­рен­ции нет, во вся­ком слу­чае, у меня.

 

У двух дру­гих участ­ни­ков WhoMadeWho такая же ситу­а­ция с пес­ня­ми?

— Да-да. Йеппе (вока­лист и гита­рист - прим. Stereoigor), когда при­но­сит свои пес­ни, тоже может услы­шать: «А‑а-а, нет! Это же зву­чит как какой-то ста­рый кантри-блюз, а не как WhoMadeWho!»

Томас, у вас вышло несколь­ко бли­ста­тель­ных ком­пи­ля­ций, WorldWide Radio, напри­мер. В какие-то из обзо­ров луч­ших аль­бо­мов года ваш сбор­ник Body Language для лей­б­ла Get Physical,  как ни стран­но, тоже попал  в луч­шие «аль­бо­мы» — кажет­ся, и в Украине тоже. Как вы откры­ва­е­те для себя новые груп­пы? Не дума­ли ли WhoMadeWho сами высту­пить про­дю­се­ра­ми для дру­гих музы­кан­тов или групп?

— У нас были раз­го­во­ры насчёт того, что­бы мы, как груп­па, про­дю­си­ро­ва­ли чьи-то ещё запи­си. Но у нас — чест­но — совер­шен­но нет на это вре­ме­ни.

 

Но вы же как-то нахо­ди­те ещё и вре­мя на все эти хоро­шие ком­пи­ля­ции вро­де WorldWideRadio и Body Language?

— По прав­де гово­ря, э то всё, по боль­шей части, Томас Барфод — ведь он ещё и ди-джей, так что не буду при­пи­сы­вать себе чужой труд. От лица груп­пы я бы дол­жен, навер­ное, ска­зать тебе сей­час «Спасибо, что тебе это понра­ви­лось», но спра­вед­ли­во­сти ради я обя­зан ска­зать, что это — Томас Барфод.
Он в этом смыс­ле про­сто гений, тогда как я про­сто сон­грай­тер и дурац­кий бас-гитарист. У нас у всех раз­ные талан­ты Барфод – пре­крас­ней­ший диджей и музы­каль­ный соста­ви­тель.


У вас есть кавер-версия хита «Sweet Dreams», кото­рую, кажет­ся, вы нико­гда не испол­ня­е­те на кон­цер­тах?

— По прав­де гово­ря, я не осо­бо ею гор­жусь. Это же у нас с тобой чест­ное интер­вью? Поэтому ска­жу пря­мо: это было сотруд­ни­че­ство с Датским наци­о­наль­ным радио. Это была такая забав­ная затея — пери­о­ди­че­ски так дела­ем, и ино­гда у нас полу­ча­ет­ся очень хоро­шо, как, напри­мер, кавер “Satisfaction”, кото­рым я по-прежнему гор­жусь.
Эта же затея, на мой взгляд, полу­чи­лась не очень хоро­шо. Так что луч­ше, ребя­та. послу­шай­те что-то дру­гое.

 

Йеппе гово­рил, что Бени Бенасси, услы­шав кавер WhoMadeWho «Satisfaction», решил пере­за­пи­сать его  – то есть сде­лать свой «кавер на кавер». Так это про­изо­шло в ито­ге?

— Да, такое было. Но, кажет­ся, у него не ока­за­лось на это вре­ме­ни. Я чест­но гово­ря, не пом­ню. Скорее все­го, он был занят тем, что­бы созда­вать новый мате­ри­ал и дви­гать­ся впе­рёд.

 

Йеппе Къельберг как-то мне при­знал­ся, что пре­иму­ще­ство рабо­ты в трио при спор­ных вопро­сах — это два голо­са про­тив одно­го. В WhoMadeWho всё с этим по-прежнему?

— Да. Демократия в трио все­гда мучи­тель­но про­ста!

 

Интервью Stereoigor c WhoMadeWho (2014)

WhoMadeWho интер­вью 2014 года:

Также запла­ни­ро­ва­но выступ­ле­ние WhoMadeWho на буда­пешт­ском фести­ва­ле Sziget’2018

WhoMadeWho интер­вью — вес­на 2014 Stereoigor / STEREOBAZA

 

Поделиться: