Джеймс Лавелл / U.N.K.L.E: «Иногда мы что-то делали просто как «F*ck you!»

Джеймс Лавелл — бри­тан­ский музы­кант, про­дю­сер, DJ, реми­к­сер. В 1992 году осно­вал рекорд-лейбл Mo’Wax, где изда­ва­лись DJ Krush, Luke Vibert, DJ Shadow, Andrea Parker.

В 1994 вме­сте с Тимом Голдсвуорти, извест­ным затем как бас-гитарист LCD Soundsystem, осно­вал груп­пу UNKLE (U.N.K.L.E.) при уча­стии DJ Shadow.

В порт­фо­лио реми­к­сов Джеймса — рабо­ты Blur, Massive Attack, того же DJ Shadow, Garbage, Beck, Oasis, Depeche Mode, Metallica, Queens of the Stone Age, Роберта Планта.

С одним из самых вли­я­тель­ных миро­вых саунд-продюсеров мы пого­во­ри­ли о лей­б­ле Mo’Wax, отно­ше­ни­ях с быв­шим ком­па­ньо­ном и авто­ри­те­те Massive Attack.

Джеймс, давай нач­нём с отправ­ной точ­ки UNKLE: в 1998 для вашей дебют­ной пла­стин­ки “Psyence Fiction” спе­ли Том Йорк из Radiohead, Ричард Эшкрофт из The Verve, Иэн Браун из The Stone Roses. Как уда­лось при­влечь их всех для рабо­ты с тогда ещё совер­шен­но неиз­вест­ным про­ек­том UNKLE?

 

— Мы были очень моло­ды в то вре­мя, когда позна­ко­ми­лись. Когда мы нача­ли про­цесс запи­си мате­ри­а­ла для аль­бо­ма “Psyence Fiction”, то ни Ричард Ашкрофт, ни Том Йорк ещё не име­ли того миро­во­го успе­ха, кото­рый при­шёл вско­ре.

 

- Разве? К 1998 году и у the Verve, и у Radiohead уже было, кажет­ся, по три лонг­плея

 

— Да, но не забы­вай, что для аль­бо­ма “Psyence Fiction” запи­си дела­лись намно­го рань­ше 1998 года. Но и, кро­ме того, мы тусо­ва­лись все вме­сте: мно­же­ство моло­дых испол­ни­те­лей в Англии зна­ли друг дру­га, мно­го обща­лись меж­ду собой. Таким обра­зом, то, что потом все вме­сте собра­лись и участ­во­ва­ли в запи­си это­го аль­бо­ма, ока­за­лось вполне есте­ствен­но.

Я пола­гаю, ты так­же дру­жи с бри­столь­ца­ми Wild Bunch?

 

— Нет, я не тусо­вал­ся с Wild Bunch, я тусо­вал­ся с Massive Attack

 

Massive Attack же и вхо­ди­ли в Wild Bunch, раз­ве нет?

 

— Да, Massive Attack были в свое вре­мя частью Wild Bunch, и моей меч­той было уви­деть Wild Bunch, но я тогда был ещё совсем юн. Мы позна­ко­ми­лись и подру­жи­лись с Massive Attack уже позд­нее.

 

Я слы­шал, что Tricky c Massive Attack рас­ста­лись, вро­де бы, не очень хоро­шо?

 

— Мы, прак­ти­че­ски, вырос­ли все вме­сте. Все наши отно­ше­ния похо­жи на то, как зна­ешь, быть бра­тья­ми и сёст­ра­ми одной семьи, внут­ри кото­рой полу­чи­лись и Massive Attack, и лей­бл Mo’Wax. И во всех смыс­лах этот про­рыв был похож, как бы ска­зать… На боль­шой взрыв, когда ты ещё очень молод. Но в каких имен­но сей­час отно­ше­ни­ях Трики и Massive Attack я, по прав­де гово­ря, не знаю. Лучше спро­сить об этом их, ведь я не часть их коман­ды.

Джеймс, огром­ная часть тво­ей музы­каль­ной карье­ры — это про­дю­си­ро­ва­ние реми­к­сов. У про­дю­се­ров, с кото­ры­ми я встре­чал­ся, напри­мер, Эрол Алкан, Kruder & Dorfmeister, все­гда есть пара исто­рий о том, как музы­кан­ты ино­гда неожи­дан­но реа­ги­ру­ют на новые вер­сии.  Случались ли подоб­ное с тобой?

 

— Ну, преж­де все­го, реми­кс — это как бы твоя соб­ствен­ная интер­пре­та­ция чужо­го про­из­ве­де­ния. И ино­гда это видение суще­ствен­но отли­ча­ет­ся от того, что при­ду­мал и сде­лал музы­кант. К при­ме­ру, я делал реми­кс для U2, доволь­но непро­стой, но он им не понра­вил­ся, и мы боль­ше с ними не виде­лись. У меня, по-моему, даже копии не оста­лось.

 

А можешь ска­зать, на какую имен­но пес­ню U2?

 

— Это “Wake Up Dead Man”. Ещё как-то сде­лал реми­кс для Prodigy, кото­рый не вышел. Ну, так быва­ет (сме­ёт­ся).

 

Garbage

Группы, подоб­ные Massive Attack, Depeche Mode – сами свя­зы­ва­ют­ся с тобой, что­бы ты реми­к­ши­ро­вал из пес­ни?

 

— Да, имен­но так. Только, зна­ешь, я всё же из хип-хопа, и это ска­зы­ва­ет­ся на зву­ча­нии и моём виде­нии музы­ки. Также я свя­зан с хаус-музыкой — для меня это вполне есте­ствен­но, ведь я и ди-джей, и пото­му заин­те­ре­со­ван в ряде экс­клю­зив­ных реми­к­сов, кото­рые потом смо­гу сыг­рать в сво­ём сете. Ну, а, по-честному, меня всё-таки боль­ше все­го вдох­нов­ля­ют ран­ние хип-хоп реми­к­сы и такие люди, как DJ Premier, к при­ме­ру.

 

Имеются ли сре­ди десят­ков или даже сотен сде­лан­ных тобой реми­к­сов наи­бо­лее люби­мые реми­к­сы, кото­рые, ты счи­та­ешь, полу­чи­лись луч­ше все­го?

 

— Ну… Это The Verve, “Bitter Sweet Symphony”, креп­кий реми­кс для Иэна Брауна на “Fear”.

Ещё CAN с «Витамином С» полу­чил­ся очень при­коль­ным.

И Queen of the Stone Age — доволь­но хоро­ший реми­кс на их “No One Knows ”. Пожалуй, это пара те, кого могу назвать навскид­ку.

 

The Verve

Я обра­тил вни­ма­ние, что для назва­ния реми­к­сов ты чаще исполь­зу­ешь бренд UNKLE, но ино­гда мар­ки­ру­ешь и как Джеймс Лавелл. С чем свя­зан этот выбор?

 

— Это свя­за­но с тем, что с недав­них пор я решил пора­бо­тать немно­го так сам, сде­лав неболь­шую пере­дыш­ку для UNKLE. Но, забе­гая впе­рёд, ска­жу, что через при­мер­но пару меся­цев я соби­ра­юсь выпу­стить новый реми­кс от UNKLE.

А как обсто­ят дела с аль­бом­ным мате­ри­а­лом для UNKLE? С 1998 каж­дые года три выпус­ка­лись новые аль­бо­мы UNKLE. После выхо­да “Where Did the Night Fall” как раз про­шло более трёх лет. Рискну спро­сить, какие пла­ны по выпус­ку ново­го аль­бо­ма?
— Да, дей­стви­тель­но, такие пла­ны у меня есть. Я рас­счи­ты­ваю, что новый аль­бом UNKLE появит­ся в 2014. Также до это­го у нас вышло спе­ци­аль­ное пере­из­да­ние дебют­но­го аль­бо­ма “Psyence Fiction”.

 

Ты уже можешь ска­зать, кого из при­гла­шен­ных арти­стов мы на нём услы­шим?

 

— Нет. Я, на самом деле, пока сам ещё точ­но это­го не знаю. Но у нас уже есть око­ло 18 песен.

 

Твоим парт­нё­ром по MoWax был Тим Голдсуорти. Позднее он с Джеймсом Мёрфи осно­вал DFA Records. Что сей­час вас свя­зы­ва­ет?

 

— С Тимом мы боль­ше не парт­нё­ры, но у нас вполне нор­маль­ные отно­ше­ния. На сле­ду­ю­щий год мы гото­вим кни­гу о Mo’Wax — это исто­рия лей­б­ла, как раз посвя­щен­ная 21-ой годов­щине Mo’Wax. Тим тоже вовле­чён в этот про­цесс, всё полу­ча­ет­ся здо­ро­во. Мы ведь позна­ко­ми­лись с Тимом в 18-летнем воз­расте, мно­гое при­ду­ма­ли и сде­ла­ли вме­сте. Так что всё будет кру­то и на этот раз.

 

Если бы лей­бл MoWax суще­ство­вал до сих пор, как ты дума­ешь, како­ва бы была его стра­те­гия и фило­со­фия?

 

— Я думаю, сей­час это был бы снос барье­ров и ини­ци­и­ро­ва­ние новых идей. Тогда мы были юны­ми, и пото­му ино­гда что-то дела­ли про­сто как: “F*ck you!”. Но мы уже не юные, поэто­му всё уже не так про­сто.

Сейчас, как я ска­зал, у нас в пла­нах выпуск кни­ги, а так­же мы гото­вим спе­ци­аль­ную выстав­ку, посвя­щён­ную Mo’Wax. Возможно, я буду свя­зан и с фести­ва­лем Meltdown — в этом году его дела­ла Йоко Оно.

 

Вопрос запоз­да­лый, но всё же… Для тебя труд­ным реше­ни­ем было оста­вить MoWax – такую важ­ную часть тво­ей жиз­ни?

 

— Это было уже дав­но, я про­дал Mo’Wax 12 лет назад. Но я очень рад и бла­го­да­рен, что мне посчаст­ли­ви­лось позна­ко­мить­ся и пора­бо­тать со мно­же­ством пре­крас­ных людей. Так что сей­час у нас есть воз­мож­ность это при­знать, отпразд­но­вать и дви­гать­ся даль­ше.

 

АУДИО-версия интер­вью:

Текст: Stereoigor

 

Читайте так­же экс­клю­зив­ное интер­вью Stereoigor c Tricky:

Поделиться: